Признаки аутоагрессии у детей и взрослых. работа с аутодеструкцией у подростков

Сегодня предлагаем обсудить тему: "признаки аутоагрессии у детей и взрослых. работа с аутодеструкцией у подростков". Здесь собрана информация которая полностью раскрывает тематику и позволяет сделать правильные выводы.

Аутоагрессия: почему дети вредят себе.
консультация по теме

Консультация для родителей об аутоагрессии детей дошкольного возраста.

Вложение Размер
agressiya.docx 24.66 КБ

Предварительный просмотр:

Аутоагрессия: почему дети вредят себе

Если ребенок направляет агрессию на себя самого, такое поведение называется аутоагрессией. Она может проявляться как в словах (например, сын или дочка ругает себя), так и в действиях — битье головой об стену, вырывание волос, удары рукой по руке или по ногам, кусание себя и т. д.

Многие психологи со времен Зигмунда Фрейда считают аутоагрессию своеобразной психологической защитой. В тех случаях, когда ребенок чувствует себя зависимым и потому не может нанести вред обидчику, он направляет испытываемую агрессию против себя. Почему? Потому что человек не может никак не реагировать на экстремальную ситуацию.

Вспомните, у вас наверняка когда-нибудь возникало желание постучаться головой о стену после выговора, полученного от начальника. Говорят, у японцев на этот случай в офисе стоит чучелко руководителя, чтобы наиболее темпераментные сотрудники могли помять его, а не себя.

Известный российский психолог А. А. Реан в своих исследованиях выделил несколько основных свойства личности ребенка, склонного к проявлению аутоагрессии:

1. Преобладание негативных эмоций над позитивными. Такой ребенок легко расстраивается, часто плачет по незначительным поводам, он редко находится в хорошем настроении.

[1]

2. Низкая оценка своих способностей и возможностей, важности и значимости благополучия собственного тела.

3. Застенчивость, низкая коммуникабельность.

4. Высокий уровень уважения к другим и принятие их ценностей.

Пытаясь помочь ребенку, следует сосредоточиться не на том, как лишить его возможности наносить повреждения самому себе, а на переживаниях, скрывающихся за стремлением испытать боль.

Маленькие дети наносят себе повреждения непроизвольно, если взрослые жестко пресекают его агрессию по отношению к другим людям. Малыши верят в реальность угроз взрослых, таких как: «Будешь плеваться, — отправлю в зоопарк к верблюдам!» Труднее всего ребенку выплеснуть негативные эмоции на родителей, любовь которых он боится потерять. Например, малыш не хочет уходить с прогулки, но мама берет его за руку, чтобы увести домой. Ребенок капризничает и, теряя контроль над собой, кусает мамино запястье, пытаясь освободиться. Но после строгого вопроса: «Что это такое?!» — начинает кусать себя. А все потому, что малышу трудно переключиться на какое-то другое действие.

1. Не ждите, пока малыш сам успокоится, — помогите ему. Переведите все в шутку: «Ой, ты хочешь попробовать кусочек ручки? Ты, наверное, вкусный?» Пусть ребенок учится у вас находить позитивный выход из конфликтных ситуаций.

2. Не защищайте слишком активно того, кого малыш обижает. Это не пробудит у ребенка сочувствие, а заставит думать, что вы тоже против него. Если вы видите, что конфликт ребенка со сверстником зашел в тупик, подскажите конструктивное решение. Например, если дети отнимают друг у друга лопату, предложите устроить соревнование на самого доброго строителя. Кто первым уступит орудие труда, получит конфету!

3. Помогите ребенку направить агрессию не на себя, а в безопасное русло. Для этих целей хорошо подходят подвижные игры, рисование карикатур врагов ребенка.

4. Как только малыш начинает биться головой, кусать себя или колотить рукой, обнимите его, поцелуйте и аккуратно удерживайте до тех пор, пока он не сменит гнев на милость. Родительская нежность всегда действует на ребенка как лучшее успокоительное. На физиологическом уровне это сопровождается выделением в мозге серотонина, который ослабляет действие адреналина.

Дошкольникам свойственно внимательно наблюдать за поведением родителей в разных ситуациях и копировать их реакции. Также они активно ищут и устанавливают причинно-следственные связи между событиями. Поскольку в этом возрасте дети чрезвычайно эгоцентричны, они часто приписывают себе вину за те или иные происшествия.

Например, если мама переживает из-за неприятностей на работе и невпопад отвечает на его вопросы, ребенок может решить, будто она недовольна его поведением. Поэтому многие дети сознательно «наказывают» себя за реальные или мнимые провинности.

Вторая частая причина аутоагрессии дошкольников — исследовательский интерес. Ребенок хочет узнать: что будет, если расковырять ранку? Очень важно научить дошкольника бережно относиться к своему телу.

1. Чаще хвалите ребенка и поддерживайте даже тогда, когда он не прав. Допустим, если он кого-то обидел, помогите ему собраться с силами, чтобы извиниться.

2. Подчеркивайте значимость для вас здоровья и красоты сына или дочери. Признайтесь ребенку, что вы очень сильно переживаете, если у него что-то болит, имеются синяки или ссадины.

3. Не ленитесь объяснять ребенку причины вашего недовольства, испуга или раздражения. Только так он научится проговаривать собственные чувства и не бояться делиться ими. Это станет здоровой альтернативой аутоагрессии.

4. Не занимайтесь самобичеванием в присутствии ребенка. В противном случае он будет воспринимать такое поведение как норму, и тоже будет наказывать самого себя за провинности.

5. Купите дошкольнику игровой набор «Юный химик» или «Анатомический атлас для «чайников»», чтобы он мог удовлетворить свой интерес к устройству человека и свойствам его жидкостей и тканей.

Школьники часто используют аутоагрессию в качестве манипуляции родителями. Например, расковыряв ранку на ноге — не ходить в школу. Несмотря на прикладное значение аутоагрессивных действий, многие дети совершают их неосознанно. Поскольку школьники уже не вызывают такого умиления, как малыши, им не достается такого количества нежности, которое они получали когда-то. Зная, что родители не смогут оставить без внимания их «болячки», школьники наносят себе повреждения, чтобы получить больше заботы.

1. Не скупитесь на ласку. Пусть ребенок чувствует, что он ваш самый-самый любимый!

2. Если заметили, что школьник наносит себе повреждения, покажите, что раскусили его хитрый замысел и предложите менее кровопролитное решение проблемы. Например, чтобы избежать контрольной, не обязательно ковырять гвоздем в ухе — можно просто подготовиться к ней. Предложите помощь и вместе выучите ненавистные глаголы-исключения.

3. Аутоагрессия в школьном возрасте тесно связана с низкой самооценкой. Ребенку проще самому себя сделать жертвой, чем мучительно дожидаться, пока кто-то его обидит. Помогите ему найти другие способы защиты: в некоторых ситуациях следует отшутиться, в других — гордо уйти, а в каких-то — резко ответить. Разыграйте дома наиболее типичные сцены из школьной жизни, в которых ребенок испытывает страх и замешательство, чтобы он мог потренироваться в безопасной обстановке.

4. Пересмотрите требования, которые вы предъявляете к ребенку. Возможно, некоторые из них слишком высоки, и ребенок сам наказывает себя за невозможность соответствовать им, пытаясь таким образом избежать вашего недовольства, вызвав жалость.

12+
В подростковом возрасте аутоагрессия иногда становится серьезной проблемой и проявляется в виде мыслей о суициде или даже попыток самоубийства. Если вы заметили, что ребенок постоянно находится в плохом настроении, его перестало радовать то, что радовало всегда, не откладывайте разговор по душам.

1. Подросток, находящийся на гране самоубийства, ощущает себя в изоляции и считает, что никто не может понять глубину его страданий. Поэтому необходимо сказать ему о том, как сильно вы его любите, и что вы готовы находиться рядом с ним и поддерживать, что бы ни случилось.

Читайте так же:  Компенсация в психологии

2. Не пытайтесь отговорить подростка от самоубийства, ссылаясь на религиозные догмы, нормы морали, чувство долга и другие абстрактные внешние факторы. Подросток должен почувствовать ответственность за свою жизнь, поэтому решение продолжать жить должно быть его собственным.

3. Если ребенок мучительно раздумывает над возможностью самоубийства, значит он все-таки хочет жить. Проведите аналогию с зубной болью. Во время ее пика кажется, что она будет длиться бесконечно. Но вылечив зуб, о боли быстро забываешь. Укажите ребенку на абсурдность самоубийства: глупо убивать себя, если через некоторое время любая проблема так или иначе решится.
4. Расскажите о своих подростковых переживаниях и о том, как вы их преодолевали. Не забывайте: ребенок думает о самоубийстве, потому что ему не хватает опыта для нахождения других решений.

5. Сознание подростка сужено до восприятия одного момента своей жизни. Необходимо показать ему перспективу, например: «Убивая 15-летнего Сашу, ты убиваешь 20-летнего, 40-летнего, его детей».

6. Признайтесь, какой страх вы ощущаете, слышав от своего ребенка слова о самоубийстве. Скажите о том, что его смерть может вызвать ни чуть не меньшие страдания, чем он испытывает сейчас, у нескольких десятков людей, которые его любят. Можно поговорить о некоторых из них отдельно и спросить, хочет ли он причить им такую боль?

7. Предложите реальную помощь подростку. Конечно, вы не в силах решить его проблему, но можете перевести его в другую школу или отдать деньги, взятые им в долг.

Аутоагрессия как привычка переживать свое неправильное, плохое поведение не заложена в человеке природой. В первый год жизни дети не оправдываются и не переживают свои ошибки, они учатся этому потом. К определенному периоду жизни у ребенка формируется способность размышлять и анализировать самого себя. Он начинает оценивать свое поведение, что в нем хорошо, а что плохо. Свое неправильное поведение ребенок стремится убрать, для чего использует наиболее привычный и понятный ему способ, скопированный у родителей — воспитание наказанием. Ребенок начинает сам себя ругать и наказывать за плохие поступки и

ошибки. Со временем такое самовоспитание становится привычкой.

Применительно к детской аутоагрессии механизм ее возникновения можно представить как некую последовательность предпосылок аутоагрессивного поведения: социальные условия, биологическая основа (например, тип нервной системы), эмоциональная реакция, усвоенная модель поведения, поведение, направленное на изменение себя. Причем, все «этапы» возникновения аутоагрессии ребенком не осознаются, в силунедостаточного развития его уровня рефлексии.

• Наказания в раннем детстве. Но не сама жестокость наказаний – причина подобного поведения. Оно возникает под влиянием психотравмирующих воздействий: разгневонности взрослых, их яростного недовольства своими детьми. Крики, искаженные ненавистью лица родных более всего пугают детей. Панические

настроения, страхи ребенка могут стать настолько сильными,непереносимыми, что он начинает наказывать себя сам, как бы опережая реакцию взрослых и в определенной мере предупреждая ее.

• Сверхвысокая эмоциональная чувствительность детей. Вид чужого страдания и слез (мамы, бабушки) для них практически невыносим.

Часто взрослые могут пользоваться этой особенностью детей, как действенным средством манипулирования ими. Эмоционально чувствительные дети боятся стать причиной чужого страдания.

• Ребенок может бить себя в тот момент, когда испытывает чувство вины. Это дети, отличающиеся слабой нервной системой, выросшие в окружении родителей, которые вербально ограничивают детскую оппозицию. Такие родители часто ругают своих детей, навешивают ярлыки, называют обидными прозвищами.

• Ребенок может бить себя, чтобы получить желаемое и почувствовать свое влияние. Дети манипулируют своими родителями по нескольким причинам: чтобы получить порцию любви и внимания, скрыть свои проделки, а также вызвать у родителей чувство вины и жалости к себе. Вычислить такого хитреца просто: как правило, ребенок в таких случаях наносит себе удары и наблюдает за реакцией мамы[1].

• Беседа с родителями с целью оптимизации детско-родительских отношений;

• Коррекционная работа с использованием средств сказкотерапии, песочной терапии, игровой терапии и арт-терапии (проработка травмирующего эпизода);

• Треннинговая работа с целью обучения ребенка приемлемым способам

выражения гнева (главным образом смена направленности), обучение приемам саморегуляции, отработка навыков общения в конфликтных ситуациях.

Аутоагрессивное поведение у подростков

«Подростки исключительно эгоистичны, считают себя центром Вселенной и единственным предметом, достойным интереса, и в то же время ни в один из последующих периодов своей жизни они не способны на такую преданность и самопожертвование. Они вступают в страстные любовные отношения лишь для того, чтобы оборвать их так же внезапно, как и начали. С одной стороны, они с энтузиазмом включаются в жизнь сообщества, а с другой – они охвачены страстью к одиночеству. Они колеблются между слепым подчинением избранному ими лидеру и бунтом против любой и всяческой власти. Они эгоистичны и материалистичны и в то же время преисполнены возвышенного идеализма. Они аскетичны, но внезапно погружаются в распущенность самого примитивного характера. Иногда их поведение по отношению к другим людям грубо и бесцеремонно, хотя сами они неимоверно ранимы. Их настроение колеблется между сияющим оптимизмом и самым мрачным пессимизмом. Иногда они трудятся с неиссякающим энтузиазмом, а иногда медлительны и апатичны». Так живо и чувственно описывала пубертаный период в жизни человека Анна Фрейд, основательница детского психоанализа.


На сегодняшний день подростки остаются самой уязвимой категорией населения. Его социальный статус практически тот же, что и у ребёнка. Но ему уже тесно рамках тех отношений, которые складывались в предпубертатный период. Но и взрослое общество его не принимает, не желая видеть в нём личность, с мнением которой нужно считаться. А для него очень важно, чтобы его взрослость была замечена окружающими, чтобы форма его поведения не была детской. Ценность работы для подростка определяется ее взрослостью, статусностью.

В пубертатный период представление о себе складывается в большей степени от мнения окружающих. Самооценка часто либо занижена, либо завышена. Формирование личности у мальчиков и девочек различны в интеллектуальном и эмоциональном плане. У мальчиков ярче выражена способность к абстрагированию, значительно шире круг интересов, но наряду с этим, они беспомощнее в реальных жизненных ситуациях. У девочек – более высоко развита словесно-речевая деятельность, способность к состраданию и переживанию. Они более чувствительны к критике своей внешности, чем к критическим оценкам их интеллектуальных способностей. Подросток стремится к самостоятельности, но в проблемных жизненных ситуациях он старается не брать на себя ответственность за принимаемые решения и ждет помощи со стороны взрослых. О стремится к сепарации, но остаётся зависим от родителей морально и материально.

Подросткам, переживающим сложные моменты в отношениях с родителями, часто бывает свойственна агрессия. А когда он не способен справится с внешним значимым объектом, с натиском требований окружающих, то агрессия перенаправляется на себя и развивается защитный механизм аутоагрессия. Ребенку довольно трудно признать, что родитель выражает по отношению к нему пренебрежение или ненависть. Вместо принятия ситуации он предполагает, будто это он виноват в происходящем, и направляет агрессию на себя. Этот защитный механизм возникает чаще всего тогда, когда от внешнего объекта зависит выживание или благополучие субъекта. Но, несмотря на множество негативных последствий этого процесса, с эмоциональной точки зрения он может переноситься лучше, чем агрессия, направленная на первоначальную цель: родителя, опекуна или другую важную фигуру. Но если конфликт затягивается и разрешить его самостоятельно человек не в состоянии, последствия могут быть плачевными.

Читайте так же:  Особенности общения

Внешними факторами, способствующими возникновению аутоагрессии, являются психотравмирующие ситуации, нарушение процесса социализации, психическое и физическое насилие. Развитию аутоагрессии с детского возраста способствуют неспокойная обстановка в семье, частые ссоры родителей, частые физические и психологические наказания ребёнка, унижения и насмешки, пренебрежение нуждами ребёнка и отсутствие проявлений любви, заботы и нежности.

Аутоагрессия (автоагрессия, аутодеструкция, поворот против себя) — активность, нацеленная (осознанно или неосознанно) на причинение себе вреда в физической и психической сферах. С точки зрения психоанализа, аутоагрессия возникает в случае глубокого конфликта мотивов внутри личности. Если объект агрессии дорог человеку или от него зависит благополучие, то включается защитный механизм перенаправления агрессии на другой объект или на себя. Несмотря на всю нерациональность такого решения, оно является приемлемым заменителем разрушительного первичного импульса.

Доминирующий вид аутоагрессии – физическая агрессия, хотя можно говорить и об аутоагрессии в виде самоуничижающего и самообвиняющего поведения, при котором человек представляет себя окружающим в невыгодном свете, оскорбляет и обзывает себя бранными словами (Менделевич В.Д., 2005).

Существует понятие «аутоагрессивный паттерн поведения», подразумевающий сложный личностный комплекс, который действует и проявляется на разных уровнях, поскольку аутоагрессия не является обособленной чертой характера или свойства личности.

В структуре аутоагрессивного паттерна поведения выделяют 4 субблока.

1) Характерологический субблок аутоагрессивного паттерна. Аутоагрессия имеет множественную систему связей с некоторыми характерологическими особенностями личности: уровень аутоагрессии положительно коррелирует с интроверсией, педантичностью, депрессивностью, невротичностью и отрицательно – с демонстративностью личности.

2) Самооценочный субблок аутоагрессивного паттерна. Установлено, что чем выше аутоагрессия личности, тем ниже самооценка собственных когнитивных способностей, собственного тела, собственной способности и самостоятельности, автономности поведения и деятельности.

3) Интерактивный субблок аутоагрессивного паттерна. Аутоагрессия связана со способностью (неспособностью) к успешной социальной адаптации личности, с успешностью (неуспешностью) межличностного взаимодействия в микросоциуме. Аутоагрессия – это низкая самооценка и непринятие себя. Это порождает трудности социально-психологического характера, связанные с установлением контактов и осуществлением продуктивного общения, что фиксируется на поведенческом уровне в высоких показателях застенчивости и низких показателях общительности.

4) Социально-перцептивный субблок аутоагрессивного паттерна. Наличие аутоагрессии связано с особенностями восприятия других людей. По данным исследования А.А. Реана аутоагрессия практически не связана с негативизацией восприятия других, а, наоборот, коррелирует с позитивностью восприятия значимых других. Более того, уровень аутоагрессии отрицательно связан с представлением о том, каким человека видят другие.

Также можно выделить другие свойства этого явления. Например, осознанное причинение себе вреда (нанесение порезов, суицидальные намерения) и неосознанное (виктимное поведение, стремление к опасным видам деятельности); непосредственность действий (самостоятельное нанесение вреда) и опосредованность (провоцирование ситуаций, создающих опасность).

Таким образом, аутоагрессия может приобретать крайнюю явную форму — это суицид. Но может приобретать и хроническую, когда человек живёт с этим, но препятствует своему развитию, полноценному и насыщенному проживанию жизни. Тогда его жизнь — это существование.

В центре находилась девочка О. 11 лет. Во время поступления её внешний вид был, мягко говоря, в запущенном состоянии: грязные сальные волосы, которые были распущены и закрывали почти всё лицо. Старая заношенная одежда, серый мешковатый свитер. Речь трудно было разобрать, потому что девочка говорила очень тихо, коротко. При этом каких-то фонетических нарушений в речи не было. Но главное — это лицо, точнее выражение, мимика лица: глаза опущены, потухший взгляд, невротические навязчивые движения (моргание глаз). Бледная кожа. На первый взгляд могло показаться, что девочка находится под воздействием транквилизаторов. Она никак не была заинтересована в беседе. В её поведении была отстранённость и безразличие.

В первую очередь возник вопрос: а каковы суицидальные риски? Для исследования был использован тест А.А. Кучера, В.П. Костюкевича «Выявление суицидального риска у детей». Анализ результатов тестирования показал, что риск суицидального поведения невысок, а главной стрессогенной проблемой, влияющей на состояние психологического комфорта девочки являются отношения со сверстниками. При поступлении было озвучено, что девочка пропускала уроки из-за конфликтов со сверстниками, что она была изгоем в классе.

Во время наблюдения, беседы с воспитателями было выявлено, что у девочки слабо развиты навыки по уходу за собой, внешним видом, одеждой. В центре она училась заботиться о себе, о своём рабочем месте, своей постели. Здесь она училась укладывать волосы, содержать своё тело в чистоте. Воспитатели давали трудовые поручения, прививали навыки, необходимые каждой девушке. Здесь же девочка училась выстраивать коммуникации со сверстниками. По началу ей было очень трудно. Она тяжело шла на контакт, сторонилась. Но со временем освоилась, у неё появились подруги.

В чём же заключалась психологическая работа? На контакт она шла с трудом и со мной. Наши занятия были похожи на догонялки, или выманивание улитки из раковины. Было понятно, что у неё низкая самооценка, тревожность, неуверенность и т.д. Поэтому я решила начать с укрепления самооценки, а затем уже формирование позитивного самовосприятия. А именно: помочь ей понять, что она чувствует, что она любит, что ей приятно и неприятно, т.е. узнать себя. На все подобные вопросы она отвечала: «Не знаю». Она не могла даже описать вкус того или иного продукта. Поэтому я давала ей задание наблюдать за собой во время того, как она спускается в столовую, голодна ли она; что она чувствует, когда разговаривает с подругой, с воспитателем; какой вкус у еды, которую она принимает, какие ассоциации появляются, какие лицевые мышцы задействованы; что она ощущает, когда касается каких-то определённых предметов и т.д. Эта работа была похожа на работу с ребёнком 3-5 лет. А на следующем занятии она делилась своими наблюдениями.

В разговорах она «пряталась», закрывалась. Наши первые встречи были очень короткими, чувствовалось, что ей тяжело даётся эта работа, она «сбегала» с занятий (ласковым голосом и как будто бы с еле уловимой усмешкой говорила «Я могу идти?»). Но в то же время она как будто соблазняла меня: она просилась на занятия, а приходя, убегала. Это была очень интересная тонкая игра. Я наблюдала. А потом мы говорили о её действиях.

В групповых занятиях она участвовала, но очень тихо, как-то незаметно. Здесь, пожалуй, самое интересное. Психологическая игра «Лепёшка». В ходе игры участники выплёскивают свою агрессию, обиды, учатся выстраивать коммуникации и договариваться. А в группе, где дети остались без попечения взрослых, дети, выросшие в семьях в социально опасном положении это особенно актуально. Так вот, правила игры таковы, что игрок, на цвет поля которого попала фигура другого игрока, должен обвинить попавшее на его поле животное за какой-то придуманный им проступок (например: «ты украл у меня мой бутерброд!»). После этого обвинения владелец животного должен соответствующим образом извиниться за свое животное или предложить исправить содеянное. Эта девочка всех сразу прощала, а когда сама попадала на чужое поле сразу извинялась. Но это было тихо, без эмоций, с каким-то безразличием. Но чувствовалось какое-то напряжение с её стороны. Но О. никак не отстаивала свои права.

Читайте так же:  Приступы агрессии

Девочка О. находилась у нас полгода. За это время я работала с ней в технике Символдрамы, песочной сказкотерапии. В групповой работе использовала элементы арт-терапии. Её образы были достаточно оживленными, цветными, но короткими. А вот сессии со временем стали дольше. Она уже не стремилась уйти скорее, а стала напрашиваться на дополнительную работу. Через несколько месяцев работы она стала чуть активнее участвовать говорить в группе.

Через 4 месяца работы я снова провела тест А.А. Кучера, В.П. Костюкевича «Выявление суицидального риска у детей». Результаты немного отличались. По основному стрессогенному для О. фактору «Отношения с окружающими» наблюдалось снижение на 2 пункта.

Внешне это проявлялось в том, что девочка стала ухаживать за собой, тщательно стала подбирать одежду, была всегда опрятна, аккуратно убирала волосы. О. стала чаще улыбаться, шла на контакт. В отношениях со сверстниками тоже появились изменения: она уже не отмалчивалась на резкие замечания или нападки девочек, не замыкалась в себе, а отвечала и говорила, что её не устраивает, что ей не нравится. Таким образом внутренняя агрессия девочки, то, что было направлено только на себя стало выходить и направляться на внешний раздражитель.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Агрессия играет важную роль в социализации личности. Она, подобно воде, может быть как плодотворной, так и разрушительной. Благодаря агрессии мы добиваемся поставленные цели, защищаем свои границы, отстаиваем права, строим свою жизнь. Но когда её слишком много, она разрушает всё, что нам дорого. Агрессия, не имеющая выхода, аккумулируется внутри и разрушает и разваливает личность. Тогда теряется полнота и живость, меркнут краски жизни.

Список использованных источников

1.«Эго и защитные механизмы» Анна Фрейд : Москва, Педагогика-Пресс, 1993 г.

2. «Агрессия», Конрад Захарис Лоренц: Москва, Римис,2009 г.

Агрессия и аутоагрессия у детей с ранним детским аутизмом
статья на тему

Агрессия у детей с РДА. Виды агрессии, причины и проявления.

Вложение Размер
narush._emots.vol_.sf_.doc 53 КБ

Предварительный просмотр:

« Агрессия и аутоагрессия у детей с ранним детским аутизмом »

[3]

Агрессия (от лат. aggressio — нападение) — эмоционально окрашенное жесткое целенаправленное нападение. Желание и готовность нанести урон, ударить, уничтожить.

Агрессия — мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам (правилам) сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт (отрицательного переживания, состояние напряженности, страха, подавленности и т. п.).

Агрессивное поведение — одна из форм реагирования на различные неблагоприятные в физическом и психическом отношении жизненные ситуации, вызывающие стресс, фрустрацию и тому подобные состояния.

Люди используют агрессию, чтобы:

  • Влиять на окружающих и достигать нужные цели
  • Получить азарт новых переживаний, острых ощущений, развлечь себя яркой эмоцией
  • Лидеры-приматы — для того, чтобы отстоять и поднять свой статус
  • Физическая и вербальная

Физическая агрессия — использование физической силы против другого лица или объекта; вербальная — выражение негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержание вербальных реакций (угроза, проклятья, ругань);

Прямая агрессия непосредственно направленная на человека, косвенная — действия, которые окольным путем направлены на другое лицо (злобные сплетни, шутки и т. п.), и действия, характеризующиеся ненаправленностью и неупорядоченностью (взрывы ярости, проявляющиеся в крике, топанье ногами, битье кулаками по столу и т. п.);

Внешняя агрессия и аутоагрессия

Внешняя агрессия направлена на окружающих, внутренняя — на себя: самообвинении, самоунижении, нанесении себе телесных повреждений вплоть до самоубийства;

  • Защитная или провоцирующая

Защитная — агрессия в ответ на чьи-то агрессивные (или кажущиеся агрессивными) действия.

Провоцирующая агрессия — первое проявление агрессии, «первая атака».

Агрессия и агрессивность

Агрессия — это состояние, а агрессивность — черта характера, привычка и склонность реагировать на все агрессивно.

Аутоагрессия — разновидность агрессивного поведения, при котором враждебные действия по каким-либо причинам (преимущественно социальным — когда вызвавший агрессию объект недосягаем, слишком силен — так или иначе неуязвим) не могут быть обращены на раздражающий объект и направляются человеком на самого себя.

Аутоагрессия проявляется в склонности к самоунижению, самобичеванию, иногда — в нанесении себе физических повреждений (например, при так называемой трихотилломании — навязчивой страсти к выдергиванию волос), в особо тяжелых случаях — в попытках суицида. Характерна для лиц, страдающих невротическими и депрессивными расстройствами.

[2]

Современные исследователи подчеркивают, что детский аутизм развивается на основе явной недостаточности нервной системы, а также включен в группу первазивных, т.е. проявляющихся в нарушении практически всех сторон психики: когнитивной и аффективной сферы, сенсомоторики и моторики, внимания, памяти, речи, мышления.

Рассматриваемое нарушение не является простой механической суммой отдельных трудностей — здесь просматривается единая закономерность дизонтогенеза, охватывающая все психическое развитие ребенка (В.М.Башина, 1991).

Попытаемся проследить, почему и как возникает данное нарушение. Биологическая недостаточность создает особые патологические условия , в которых живет, развивается и приспосабливается аутичный ребенок. Со дня рождения проявляется сочетание двух факторов:
— нарушение возможности активно взаимодействовать со средой;
— снижение порога аффективного дискомфорта в контактах с миром.

Первый фактор дает о себе знать и через снижение жизненного тонуса, и через трудности в организации активных отношений с миром. Сначала он может проявиться как общая вялость ребенка, который никого не беспокоит, не требует к себе внимания, не просит, есть или сменить пеленку. У детей нет любопытства, интереса к новому, они не исследуют окружающую среду, трудности при попытке целенаправленно сосредоточить внимание, произвольно организовывать поведение.

Второй фактор (снижение порога дискомфорта в контактах с миром) проявляет себя не только как часто наблюдаемая реакция на звук, свет, цвет или прикосновение, повышенная чувствительность, ранимость при контакте с другим человеком. Дети очень ранимы, фиксируют надолго внимание на неприятных впечатлениях. Отмечается целая система страхов, запретов, ограничений.

Аутизм развивается не только потому, что у ребенок раним и мало вынослив эмоциональном отношении, а вследствие требования наибольшей активности при общении. Аутистические тенденции закрепляются в поведении такого ребенка в результате трудностей организации его взаимодействия со взрослым, которое требует большей активности длительной концентрации внимания, произвольного сосредоточения, возможности принимать и учитывать новую информацию, преодолевать трудности. Наиболее ярко аутизм как активный негативизм, уход от контакта начинает проявляться именно после двух лет на фоне настойчивых попыток близких организовать поведение ребенка.

Стереотипность в контактность со средой . Ребенок опирается на стереотипность потому, что может приспосабливаться только к устойчивым формам жизни. С одной стороны, ребенок требует сохранения постоянства в окружающем, потому что иначе чувствует себя дискомфортно. С другой – стремится жить в уже освоенных им стереотипных коридорах, потому что не способен активно и гибко приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам. Любая новизна вызывает панику, потому что неминуемо ведет к дезадаптации.

У аутичного ребенка не формируется ориентировочно-исследовательская деятельность, нарушения активности не позволяют ему преодолевать препятствия. При этом разрабатываются формы стереотипного поведения, помогающие избежать трудностей, не допустить в свою жизнь новые обстоятельства.

В условиях исходного нарушения активности и дискомфорта и вторичной сенсорной и эмоциональной депривации у всех аутичных детей развивается тенденция дополнительной аутостимуляции приятными впечатлениями. Эти впечатления поддерживают необходимый минимум психического тонуса и заглушают дискомфорт, страхи ребенка. Стереотипные аутостимуляции усиливаются при возникновении угрозы: изменении обстановки, появление объекта страха, попытке взрослого произвольно организовать ребенка.

Читайте так же:  Как вести себя с мужчиной

У аутичного ребенка страдает развитие механизмов, определяющих активное взаимодействие с миром, следовательно появляются механизмы защиты:
— реакция ухода от направленного на него воздействия;
— отрицательная избирательность, т.е. в центре внимания оказывается не то, что он любит, а то чего не любит и боится;
— вместо развития умений, позволяющих активно влиять на мир, ребенок сосредотачивается на защите постоянства в окружающем микромире;
— защита от активного вмешательства близких в их жизнь, при этом связь ребенка с близким проявляется прежде всего как страх потерять. Не развивается эмоциональная привязанность.

Отмечается ряд поведенческих проблем у детей с ранним детским аутизмом.

1. Негативизм. Отказ ребенка делать что-либо со взрослым, уход от ситуации обучения, произвольной организации. Проявления негативизма: усиление аутостимуляции, физическое сопротивление, крик, агрессия, самоагрессия.

2. Страхи. Связаны с особой сенсорной ранимостью. Испытывая страх, они зачастую не умеют объяснить, что их пугает. Их могут пугать объекты, резкие звуки, тактильные ощущения.

Агрессия — явление неоднозначное. Она может быть проявлением влечений, формой защиты, примитивным способом взаимодействия с окружающим, а также интуитивным методом разрядки напряжения.
При агрессии как проявлении влечения (потребности причинить близким боль) не следует ребенка ругать, нужно перехватить его руку, отстранить от себя, занять чем-то другим. Если пресечь агрессивные действия не удается, взрослый не должен внешне реагировать на боль, так как его эмоциональная реакция может доставить ребенку удовольствие и закрепить этот неприемлемый тип поведения.

Дети с ранним детским аутизмом могут неожиданно выбежать на проезжую часть, у них отсутствует «чувство края», плохо закрепляется опыт опасного контакта с острым и горячим.

У всех без исключения детей отсутствует тяга к сверстникам и детскому коллективу. При контакте с детьми у них обычно наблюдается пассивное игнорирование или активное отвержение общения, отсутствие отклика на имя. В своих социальных взаимодействиях ребенок крайне избирателен. Постоянная погруженность во внутренние переживания, отгороженность аутичного ребенка от внешнего мира затрудняют развитие его личности. У такого ребенка крайне ограничен опыт эмоционального взаимодействия с другими людьми, он не умеет сопереживать, заражаться настроением окружающих его людей. Все это не способствует формированию у детей адекватных нравственных ориентиров, в частности понятий «хорошо» и «плохо» применительно к ситуации общения.

Агрессия как средство обороны возникает, как сопротивление ребенка попыткам взрослых нарушить его аутистическую отгороженность, привычный порядок жизни. За ней стоит страх перед окружающим миром. Здесь нужны осторожность и терпение, постепенное приучение ребенка к новым впечатлениям, объяснение ему смысла происходящего вокруг. Эта агрессивность проходит сама.
Глубоко аутичный ребенок нередко прибегает к самоагрессии: начинает плакать, бить себя, кусать себе руки. Проявления самоагрессии легко снимаются в комфортных условиях, если требования взрослого не превышают возможностей ребенка.
Агрессивные действия как форма общения с окружающим миром возникают на фоне усиления психической активности ребенка, поднятие его эмоционального тонуса, появления направленности вовне. Дело в том, что в момент установления контакта с ребенком его внутреннее напряжение начинает разряжаться вовне. В этом случае взрослому следует предложить ребенку игру, которая позволила бы ему осуществить агрессивно насыщенные действия в социально приемлемой форме: стрелять из пушки, воображать фейерверк и т. д.

Отношение взрослого к агрессивным действиям ребенка должно строиться в зависимости от их природы. И если одни формы агрессии следует игнорировать либо подавлять социальной организацией форм поведения, то другие являются необходимым этапом адаптации ребенка к социальным формам отношений.

  1. Публикации Лукьянченко Н.А. Ранний детский аутизм: особенности развития и пути помощи.
  2. Основы специальной психологии: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений / Л. В. Кузнецова, Л. И. Переслени, Л. И. Солнцева и др.; Под ред. Л. В. Кузнецовой. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — 480 с.
  3. Психологический словарь.

Причины аутоагрессии. Саморазрушающее поведение.

Воспитать человека интеллектуально, не воспитав его нравственно, — значит вырастить угрозу для общества.© Теодор Рузвельт

В последнее время саморазрушающее поведение захватывает большие слои населения. Растет число детей, подростков, взрослых людей имеющих эту тенденцию.

Аутоагрессия или саморазрушение может проявляться в пьянстве, наркомании, игромании, курении, склонности к опасным профессиям и видам спорта, агрессивном поведении, трудоголизме (работе «на износ»), неправильном принятии лекарственных средств, склонности к разного рода операциям по «улучшению» своего облика, рискованном сексуальном поведении и т.п.

Как психолог, я понимаю, что превозмочь эту патологию можно, лишь хорошо понимая причины, приводящие человека к осознанному или нет желанию наносить ущерб себе, в противовес инстинкту самосохранения. Конечное проявление саморазрушающего поведения — суицид.

Я сторонница концепции саморазрушающего поведения, как проявления дисфункционального состояния личности, и считаю, что в основе саморазрушающего поведения лежит , не столько подсознательное стремление к смерти (по Фрейду и его последователям), а и сформировавшаяся неспособность личности принять смысл жизни и неумение испытывать положительные эмоции.

Полученное современными людьми воспитание не дает большинству из нас конструктивно справляться с жизненными затруднениями, и механизмы психологической защиты направляются в этом случае на уход от решения существующих проблем ( все виды деструктивного поведения, включая и саморазрушение).

Как следствие — происходит упрощение личности и ее постепенная деградация.

«Желание жить является врождённым для каждого организма, и человек не может его не разделять независимо от того, что он по этому поводу думает. Выбор между жизнью и смертью скорее мнимый, чем реальный, на самом деле человек выбирает между хорошей жизнью и плохой.

утоагрессивное поведение (саморазушаюшее, направленное против себя) присуще всем нам в той или иной степени: мы режем палец ножом, падаем на ровном месте, попадаем в аварии – за этим всегда стоит нарушение психологической защиты, причины же этих нарушений лежат в подсознании и имеют в своей основе генетические и социальные причины.

О генетических причинах надо говорить отдельно. Вопрос сложный и неоднозначный.

В этой статье рассмотрим варианты развития саморазрушающего поведения в семье.

Формирование и проявление различных форм саморазрушающего поведения значимо связано с определенными стилями родительского воспитания.

О типах родительских семей читайте:

Признаки функциональной семьи

Признаки дисфункциональной семьи

В первую очередь на развитие аутоагрессивного поведения, сильное влияние оказывает враждебность, как со стороны матери, так и со стороны отца. При этом директивность со стороны родителей, несмотря на внутреннюю связь с враждебностью, оказывает обратное влияние.

В случае выраженной директивности родителей дети позже начинают пробовать различные формы рискованного поведения в области здоровья и в меньшей степени вовлекаются в устойчивые формы саморазрушающего поведения. Скорее всего, решающее значение имеет наличие положительных эмоциональных отношений (любви, поддержки).

В случае наличия положительных отношений к ребенку директивность воспринимается как забота и беспокойство, а в случае отсутствия положительных отношений, враждебность и директивность воспринимаются как подавление и контроль.

С точки зрения гендерных различий, такая характеристика семейных взаимоотношений, как автономность матери, оказывает наиболее сильное влияние на риск формирования у детей саморазрушающего поведения.

Присвоение детьми неадекватных моделей поведения ведет к формированию неконструктивных смысловых систем, которые могут стать внутренними предпосылками нарушений идентичности и эмоционально-когнитивных искажений в структуре образа мира, по сути, приводит к расстройствам адаптации, проявлениям различных форм саморазрушающего поведения.

Читайте так же:  Медитация и другие техники успокоения и расслабления для снятия стресса

Э. Ларсен приводит шесть категорий принятого с детства саморазрушающего поведения:

1) контролеры — их самооценка базируется на том, как много они могут сделать для окружающих людей, но не умеют заботиться о себе; Люди, которых они контролируют — не растут духовно, а становятся от них зависимыми. Считают, что они лучше знают, как нужно жить другим. Не позволяют другим быть самим собой. Строят взаимоотношения с проблемными людьми, чтобы самоутверждаться за их счет и выглядеть лучше на их фоне. Развиваются созависимые отношения. Контролер не умеет доверять людям и Богу и сами пытаются играть роль Бога в жизни слабых людей.

2) угодники — их самооценка базируется на том, чтобы никого не рассердить, они никогда не заявляют о своих нуждах и поэтому всегда находятся в состоянии эмоционального голода; Хотят быть важными, ценными в своем окружении, предугадывать желания других людей. Их девиз по жизни: «Мир любой ценой». Они заботятся о желаниях и нуждах людей, не фокусируя внимание на себе. Им сложно ответить на вопрос «Что лично тебе нравится, или что ты любишь, чего хочешь, какие твои желания?»

Потому живут чужими желаниями и исполняют их. Угодники платят большую цену, теряют свою личность, свою индивидуальность, становятся тенью других людей. Их взаимоотношения нездоровы с другими людьми, они знают, что нужно другим, и считают, что другие должны догадываться о их желаниях и нуждах. Злятся, если не получают желаемого. Затем, впоследствии «тихо» разрывают отношения (внутри обижаются), их ведь не поняли! Чувствуют себя использованными. Когда вдруг «взрываются» от накопившихся эмоций, показывают другое лицо. Всегда ищут другого человека, который его оценит и будет считать благородным. Таких людей обычно находят люди, которым отдают часть своих проблем.

3) мученики — они усвоили, что жить — это значит постоянно страдать, они добиваются боли, т.к. это норма. Когда у мученика все хорошо, чувствует себя дискомфортно. Считают подсознательно, что чем больше страдают, тем ближе к Богу. Думают, что страданиями себя смиряют, но это не есть истинное смирение. Чем больше мы позволяем Богу показать нам наше сердце, тем более в правильном положении мы находимся. Часто мученики соприкасаются с контролерами, или могут иметь смешанный тип. Мученику всегда необходимо страдать, если этого не происходит, эти люди зачастую сами провоцируют скандалы, чтобы страдание не прекращалось, усиливалось. Развивается зависимое поведение. Во всем видят только негатив и повод для страданий. Самоправедны, или наоборот находятся в самоосуждении и бичевании.

4) работоголики базируют свою самооценку на деятельности. Завершение не является их целью, им достаточно постоянного движения; Конечный результат для них не важен, главное — процесс. Не умеют отдыхать, чувствуют вину, когда ничего не делают. Работу ценят выше отношений, окружающих считают лентяями, все, кто работают или служат меньше их — раздражают. Взаимоотношения с Богом — «чем больше служу, тем больше угождаю Богу». Служение для них важнее, чем Бог.

5) перфекционисты — основа их самооценки недосягаема, оценивают все, исходя из нереального идеала; Их девиз: «Все должно быть совершенно!» Сосредотачиваются на мелочах. Мастера по нахождению ошибок. Все должно быть безупречно. Воспринимают свои ошибки, как поражение. Сосредоточены на недостатках других. Их принцип: «Все или ничего!» Поражены страхом неудачи. Иногда выглядят, как ленивые или безынициативные, потому что берутся только за то, в чем уверены на 120%. Часто остаются в тени из-за страха неудачи. Для них 99% удачи — это не все. Зачастую их талант остается не распознанным. Во взаимоотношениях с людьми недовольны и критичны. Им трудно принимать людей такими, какие они есть. Гордые самоправедные в своих достижениях. Это современные фарисеи, которые благодарят Бога за то, что они не такие, как другие.

6) чечеточники — базируют свою самооценку на том, чтобы быть свободными. Они научились никогда не вступать в тесные отношения. Их девиз по жизни: «Быть свободным!» Сконцентрированы на свободе, близких отношений не строят. У них много контактов, связей, которые помогают им чувствовать себя значимыми, они не понимают, что такие близкие взаимоотношения, это мастера полуправды, в отношения много не вкладывают, держат дистанцию, эгоистичны. Строят отношения только с теми, кто позволяет сохранять дистанцию в отношениях. В семье также не строят близких взаимоотношений, или не связывают себя узами брака вообще. Им сложно соприкасаться с чувствами. Зачастую провозглашают много лозунгом, но не имеют близких взаимоотношений с Богом.

Для предотвращения саморазрушающего поведения важно, чтобы воспитание, было непрерывным, целостным и опирающимся на нравственные основы.

Не обязательно быть верующим человеком, чтобы согласиться, что в сфере морали и нравственности принципы существования и взаимоотношений между людьми в наиболее концентрированном виде изложены в десяти заповедях Ветхого Завета и в Нагорной Проповеди Нового Завета. Причем, в той или иной форме эти истины отражены как в других религиях, так и в итогах размышлений величайших умов человечества, к их пониманию разными путями пришли Лев Толстой, Мохандус Ганди, Мартин Лютер Кинг и т.д.

Дело в том, что в религиозных заповедях отражается веками накопленный человеческий опыт. Нормы поведения, изложенные в них, представляют собой результат естественного отбора различных форм общения людей за длительный существования человечества.

Поведение человека, отклоняющееся от общепринятых норм, рано или поздно приводило его к различным проблемам и, в конечном итоге, к жизненному краху. Безусловно, подобное понимание может происходить только при определенном уровне нравственного развития.

Нравственное же развитие немыслимо без усвоенных культурных и духовных ценностей предшествующих поколений. Вот почему наиболее разрушающее на человека, особенно на ребенка в период становления личности, действует отрыв от предшествующего поколения, развенчивание идеалов и нравственных устоев, отсутствие веры во что-либо более ценное, нежели удовлетворение сиюминутных потребностей и инстинктов, направленных на получение удовольствия.

Безусловно, подобное понимание может происходить только при определенном уровне нравственного развития. Нравственное же развитие немыслимо без усвоенных культурных и духовных ценностей предшествующих поколений. Вот почему наиболее разрушающее на человека, особенно на подростка в период становления личности, действует отрыв от предшествующего поколения, развенчивание идеалов и нравственных устоев, отсутствие веры во что-либо более ценное, нежели удовлетворение сиюминутных потребностей и инстинктов, направленных на получение удовольствия.

К сожалению, понимание этого принципиального положения с большим трудом находит свое понимание у педагогов, психологов, социологов, родителей.

Надо помнить: мы все в ответе за жизнь и здоровье наших детей.

Психолог, Танайлова Виктория Вячеславовна

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

тел. +79892451621, +380986325205, +380666670037 (viber WatsApp telegram)

Признаки аутоагрессии у детей и взрослых. работа с аутодеструкцией у подростков
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here