Подражание

Сегодня предлагаем обсудить тему: "подражание". Здесь собрана информация которая полностью раскрывает тематику и позволяет сделать правильные выводы.

Подражание

Значение слова Подражание по Ефремовой:
Подражание — 1. Процесс действия по знач. глаг.: подражать.
2. То же, что: подражательство.

Подражание в Энциклопедическом словаре:
Подражание — философско-эстетическое понятие, восходящее к античнымучениям о мимесисе и характеризующее сущность художественноговоспроизведения мира (подражание природе как реализация изначально данныхформ, эйдосов и т. п.). Получило особое распространение в эстетикеВозрождения и классицизма 17-18 вв. 2) В психологии и социологии -копирование чужих движений, действий, способ усвоения новых форм поведенияи деятельности.

Значение слова Подражание по Психологическому словарю:
Подражание — Подражание — самостоятельное копирование действий — , воспринятых у других. Играет у человека решающую роль в присвоении общественного опыта. Посредством подражания в раннем и дошкольном возрасте усваиваются предметные действия, навыки самообслуживания, нормы поведения — и речи.

Значение слова Подражание по словарю Ушакова:
ПОДРАЖАНИЕ
подражания, ср. (книжн.). 1. только ед. Действие по глаг. подражать. Дети бывают склонны к подражанию. Сделать что-н. в подражание чему-н. 2. Изделие, произведение, подделывающее или воспроизводящее какой-н. образец. Подражание мрамору.

Подрагивать Подражание Подражание Литературное

Социальное пространство личности

Сущность подражания

Что такое подражание? Это заимствование индивидом готовой модели поведения у кого-либо из окружающих. И это — весьма полезная его способность. Как отмечал Г. Тард: «Стремление человека к подражанию — одна из самых резких черт его природы; это неоспоримая и неоспариваемая истина. Достаточно бросить взгляд вокруг себя, чтобы увидеть, что весь социальный мир представляет из себя не что иное, как ряд сходств, произведенных разнообразными видами подражания: подражанием—модой или подражанием—привычкой, подражанием—симпатией или подражанием—повиновением, подражанием—образованием или подражанием—воспитанием, наконец, добровольными рефлективными подражаниями». А вот мнение К.Г. Юнга: «Общественная психология никак не может обойтись без подражания, ибо без него попросту невозможны массовые организации, государство и общественный порядок; ведь не закон создает общественный порядок, а подражание, в понятие которого входят также внушаемость, суггестивность и духовное заражение». Таким образом, подражание — одна из форм обмена жизненным опытом и механизм преемственности поколений, социального наследования.

Чему именно подражают?

[1]

Важный вопрос: чему именно подражают? Ответ: только тому, что способствует удовлетворению какой-либо из потребностей индивида — базисных или вторичных. Никто не станет подражать тому, что не сулит ему какой-нибудь пользы, что для него незначимо. Конечно, есть и элементарная природная (незрелая) форма подражания, — «обезьянничество»: подражание без наличия мотивации, подражание как зеркальное отражение воспринимаемого. По-видимому, это лишь начальная часть подражания — имитация (как таковая), природный элементарный механизм «копирования», развивающийся в ходе эволюции именно в подражание — процесс достаточно сложный. Но и элементарное (природное) подражание имеет приспособительный смысл.

Пример, отражающий сущность подражания

Сущность подражания легко показать на следующем примере. Предположим, вам надо перейти улицу, но горит красный. Вы стоите и ждете, если даже машин и нет. Рядом стоят ещё несколько человек. Но вот один из них пошел на красный, и за ним все: его пример оказался сильнее запрещающего сигнала светофора. Почему все так поступили? Только потому, что им всем надо на другую сторону. Никто ведь не стал подражать прохожим, которые шли по вашей стороне, и не собирались улицу переходить? Потому что это вам в данный момент не нужно!

Подражание — вариант объективации установки

И так всегда: если некое действие, становящееся предметом подражания, соответствует характеру вашей установки (ваших намерений), вы охотно ему подражаете. Если же это действие вас никак не затрагивает, подражать ему вы не станете — ведь в подражании всегда есть внутренняя логика, заключающаяся именно в наличии установки. И тем самым подражание оказывается вариантом объективации: вы увидели, что реализовать установку легче наблюдаемым вами «чужим» способом, и тут же этот способ включаете в программу своих действий.

Таким образом, зрелое подражание всегда осуществляется как способ облегчения реализации некоей установки. Правда, так бывает только у достаточно устойчивых психологически индивидов. У неустойчивых: со слабой мотивацией и отсутствием четко определенных установок — подражание остается на уровне обезьянничества и может оказаться нерациональным, и даже противоправным. Именно здесь проявляют себя функциональные дефекты субъективности: неразвитость или неустойчивость. Кроме того, к дефектам субъективности могут быть отнесены повышенная внушаемость, податливость к чужим мнениям, а также содержательный дефект субъективности — беспринципность.

В общем, подражание происходит в следующих случаях:

Ситуации, в которых происходит подражание

Индивид не знает, как поступить в данной ситуации (к примеру, не располагая необходимой для этого информацией) и следует примеру других.

t Индивид, наблюдая действия других, увидел более выгодный способ реализации своего намерения, чем ранее приходивший ему в голову: здесь подражание выполняет функцию объективации.

t Индивид знает, что ему нужно сделать, но в данной ситуации не решается на это. Видя же действия других, он на это решается: это тоже объективация, с тем лишь отличием от предыдущего, что содержанием объективации здесь оказывается не способ действий, а оценка ситуации, как допускающей некое заранее намеченное действие. В данном случае поведение другого как бы ложится на чашу весов с надписью «можно» в процессе принятия индивидом решения, как сейчас поступить.

t Прямое «обезьянничество» у детей, подростков и умственно ограниченных индивидов: как некоторый незрелый вид подражания или же этап формирования самих механизмов имитации (к примеру, «эхолалия» у детей 2,5—3 лет, или обезьянничество у подростков со слабой мотивацией). При этом эхолалию у детей следует считать не столько этапом развития речи, сколько этапом развития личности.

Склонность к подражанию

Надо сказать, что на основании «выгод», которые индивид извлекает из подражания (а они несомненны, и не следует подражание критиковать как явление), у наименее склонных «шевелить мозгами» вырабатывается особая установка: быть как все, подражать окружающим во всём, что удастся. Иногда это даже может стать базисом мировоззрения: «Мы — как все». Хотя правильнее было бы быть «как все» в смысле наличия у каждого своей индивидуальности. И как раз индивид, твердо уверенный в своих намерениях и способах своих действий, к подражанию склонен менее других. Это индивид с хорошо развитой субъективностью.

Теперь несколько слов о моде. Следование моде можно расценивать не только как подражание, но и как адаптацию, а нередко — и как способ самоутверждения, если индивид, следующий моде, при этом еще и способен сохранить (выработать) свой стиль, свою индивидуальность, а саму моду (смену декоративных ориентиров) воспринимает как благоприятную возможность проявить и выразить самого себя.

Читайте так же:  Как быть женственной

Конформизм — излишняя склонность к подражанию

Излишнее стремление к подражанию, ведущему к сглаживанию проявлений индивидуальности, называется конформизмом. Это отрицательное качество, но и противоположное тоже не всегда хорошо: порою нежелание подражать может быть проявлением и упрямства, и недостаточной практичности, и неспособности к объективации — вследствие излишней ригидности установок. Последнее особенно проявляется с возрастом, когда «установочная афферентация» начинает абсолютно преобладать над «обстановочной».

[3]

Поведение в группе отличается от индивидуального

Необходимо ещё сказать, что поведение в группе нередко отличается от индивидуального не только вследствие просто подражания. Вот характерный пример: случаи, когда суд присяжных оправдывал преступников, которых, как кажется, все готовы были осудить на смертную казнь, в том числе и сами члены суда присяжных, но по отдельности. Почему же вместе они поступили иначе?

Дело в том, что по отдельности они никогда не были членами суда присяжных и в конкретных судебных делах не участвовали. Собравшись же в зале суда, он впервые попадают в ситуацию принятия конкретного решения: до этого они судили о происшедшем мысленно и издалека. А теперь надо поступить реально и конкретно. А это — совершенно разные ситуации.

Мысленный и конкретный планы действий

Чтобы это стало понятнее, сравним: что легче — мысленно пожелать кому-либо «чтобы ты сдох», или же пойти и придушить его собственными руками? Ответ очевиден. Но ведь многие неоднократно совершают мысленное убийство, расправляясь со своими врагами или вообще некими негодяями, увиденными в кино или на телеэкране. Если бы все желания человека могли каким-либо способом, помимо его непосредственного участия, реализоваться, в мире стало бы непомерно много убийств. А так многих потенциальных убийц сдерживает необходимость осуществить убийство самолично: на это далеко не все способны — из числа склонных к мысленному убийству. Некоторые боятся крови. Другие — вида мертвого тела. Третьи — опасаются противодействия. Четвертые вообще склонны свои эмоции и свою энергию вкладывать только в умственные действия.

Замысливают одни, а действуют другие

Но там, где мысленные убийцы получают возможность реализовать свои намерения чужими руками, они на эти убийства идут. Обратим внимание: все наиболее масштабные убийства в ХХ веке были осуществлены чужими руками, и всё — во имя благих идей. Ведь такого рода убийца всегда может найти нечто оправдательное, перенеся значение этой акции в более широкий контекст (!) «Благо народа». «Историческая необходимость». «Тяжелая, но неизбежная задача». Вот если бы дело затрагивало его непосредственно, его мысли получили бы иное направление. Ведь противопоставить нечто наглядное — положительное виду только что убитого тобою человека — нечего. Поэтому-то задумывают (политические) убийства безнравственные интеллектуалы, а реализуют их неспособные к рассуждениям и тупые к переживаниям примитивные типы. Или же скрытые маньяки, находящие в этой ситуации замечательную возможность реализовать свои преступные наклонности во имя «возвышенной» цели.

Итак, член суда присяжных, до этого решительно осуждавший преступника, войдя в состав этого суда, попадает в ситуацию, когда убийство фактически осуществляется его руками: его голосованием. И как раз на это многие оказываются неспособными. Кроме того, убийца редко когда является звероподобным типом: зверь-то у него внутри, он невидим. А жертва где-то вдали. Вот если бы убийство произошло непосредственно на глазах у членов суда, приговор был бы иным!

Подражание и сходное поведение в сходной ситуации

Надо сказать, что к случаям подражания нередко относят сходное поведение многих в сходной ситуации, что часто бывает в условиях толпы. Действительно, в условиях скопления людей может возникать некий резонанс эмоций и поступков. Но при этом не следует забывать потребностную основу этого сходства.

Неудовлетворенность потребностей ведет к тому, что индивиду становится «тесно в своём углу», и он стремится на свободное пространство. Иногда повод к этому совсем не существенный, но всё же значимый для индивида в данный конкретный момент. К примеру, в микрорайоне отключили электричество как раз во время трансляции очередной серии некоего зарубежного телесериала. Спать ещё рано, сидеть дома — невмоготу. И вот люди в массовом порядке выходят из дому и начинают обсуждать происшедшее. Будь электричество в порядке, они так и сидели бы по своим углам перед экраном, и никакого скопления.

Подобное же, но по более серьёзным основаниям, происходит в периоды общественной нестабильности и нарушения естественного хода жизнедеятельности многих индивидов: сидеть и терпеть бедствия — бесперспективно. Вот они и психологически, и физически стремятся в «открытое пространство», где оказываются в обществе подобных им неудовлетворенных, не понимающих, что происходит, и не знающих, что нужно делать. При этом они испытывают, но не осознают состояние общей неудовлетворенности и психического напряжения. Способны они осознавать лишь конкретное потребностное состояние (к примеру, голод) и сопутствующие этому состоянию эмоции (страх, тревога).

Потребностная основа схожего поведения

Какие же основания удивляться тому, что настроения, возникающие в таких условиях, у многих оказываются сходными. Ведь, по существу, сами эти скопления (толпы) образуются по причинам, одинаковым для каждого из их участников (мы не говорим о тех, кто «ловит рыбку в мутной воде»).

Неудовлетворенность порождает целый комплекс явлений: повышенное возбуждение, усиленную двигательную активность, возрастание надежд и стремление узнать что-либо, что обещало бы выход из положения. Естественно, что люди в этом состоянии охотнее, чем обычно, верят обещаниям. Начинают распространяться разного рода слухи, происходит оживленный обмен мнениями и т.д. И не случайно содержанием слухов чаще всего является или какое-либо желание, или какое-либо опасение. Для понимания всего этого нет никакой необходимости прибегать к понятию «душа толпы».

Душа толпы — общее состояние неудовлетворенности и ожидание лучшего

Душой толпы, если уж употреблять это выражение, является общее для всех её участников состояние неудовлетворенности и ожидание перемен к лучшему. Следовательно, никакой «загадки образования массы» нет. Всё дело в ухудшении условий жизни у множества индивидов одновременно. Так что «наследственные идеи» Г. Лебона или архетипы К. Юнга — это, по существу, отражение базисных потребностей в психике сменяющих друг друга поколений.

Неудовлетворенность множества индивидов и есть толпообразующий фактор. Если уж у многих в душе боль в связи с одним и тем же, то какие у нас основания ожидать различий в их настроении и поведении? И естественно, что люди стремятся к некоему единению: ведь каждый с раннего детства привык удовлетворять свои потребности совместно с другими и при их содействии. Так к кому же ещё обращаться в случае неудовлетворенности? Естественно, что образующаяся на этом основании толпа значительно отличается от толпы зевак.

Читайте так же:  Правила этикета за столом

• Подражание — это повторение чужих действий ради удовлетворения своей потребности. Подражание может иметь как ситуационный, так и внеситуационный характер и в этом случае становится способом усвоения чужого жизненного опыта.

• Незрелое подражание — «обезьянничество»: подражание чужим действиям как таковым, без наличия какого-либо мотива или желания, требующего именно таких действий.

[2]

• Подражание может выступать в роли фактора объективации при реализации какой-либо установки: индивид «заимствует» у окружающих более выгодный способ действий или же осуществляет заранее намеченное действие, на которое до этого не решался.

• Излишняя склонность к подражанию ведет к конформизму, недостаточная — к непрактичности и слабой способности к объективации.

• Необходимо отличать случаи действительного подражания от сходства в поведении людей, находящихся в одинаковых условиях и имеющих сходные неудовлетворенные потребности.

«Развитие личности» // Для профессионалов науки и практики. Для тех, кто готов взять на себя ответственность за воспитание и развитие личности

Значение слова « Подражание »

В словаре Ожегова

ПОДРАЖАНИЕ, -я, ср. I. см. подражать. 2. Произведение, подражающее какому-н. образцу. Литературное п. народной сказке. Жалкое п.

В словаре Ефремовой

Ударение: подража́ние ср.

  1. Процесс действия по значению глаг.: подражать.
  2. То же, что: подражательство.

В словаре Д.Н. Ушакова

ПОДРАЖА́НИЕ, подражания, ср. (·книж. ).
1. только ед. Действие по гл. подражать. Дети бывают склонны к подражанию. Сделать что-нибудь в подражание чему-нибудь.
2. Изделие, произведение, подделывающее или воспроизводящее какой-нибудь образец. Подражание мрамору.

В словаре Синонимов

копирование, имитирование, имитация; воспроизведение, копия, пародия, плагиат, повторение, изображение; обезьянничание, подражательство, стилизация, обезьянство, эпигонство, эмуляция, архаизация, обезьянничанье, обезьянничество, приверженность, следование, заимствование

В словаре Энциклопедии

1) философско-эстетическое понятие, восходящее к античным учениям о мимесисе и характеризующее сущность художественного воспроизведения мира (подражание природе как реализация изначально данных форм, эйдосов и т. п.). Получило особое распространение в эстетике Возрождения и классицизма 17-18 вв. 2) В психологии и социологии — копирование чужих движений, действий, способ усвоения новых форм поведения и деятельности.

В словаре Синонимов 2

сущ1. копирование, имитирование, имитация2. копирование, обезьянничание

В словаре Синонимы 4

архаизация, воспроизведение, заимствование, копирование, обезьянничание, обезьянничанье, обезьянничество, обезьянство, пародия, плагиат, повторение, подражательство, стилизация, эмуляция

Подражание

Подражание – следование какому-либо примеру, образцу; воспроизведение одним человеком движений, действий, поведения другого человека. В развитии ребенка подражание – один из путей усвоения общественного опыта. Особенно большое значение имеет на ранних этапах развития. Ребенок раннего и дошкольного возраста посредством подражания усваивает предметные действия, навыки самообслуживания, нормы поведения, овладевает речью.

Усвоение по подражанию предметных действий, навыков предполагает достаточно высокий уровень развития общения, восприятия, моторики. В противном случае подражание превращается во внешнее, «тупиковое» повторение движений. Такой характер подражания встречается у детей с отклонениями в психическом развитии.

Нарушения в развитии подражания ведут к возникновению трудностей в усвоении общественного опыта, к нарушениям психического развития в целом.

Подражание может осуществляться непроизвольно и произвольно. Произвольное подражание используется как один из ведущих методов в общении детей раннего дошкольного возраста. Оно совершенствуется с возрастом, в процессе обучения детей.

Подражание обладает двумя определяющими свойствами. Во-первых, подражание должно быть избирательным, т.е. реакция, называемая подражательной, возникает после определенного поведения модели, а не при множестве других различных условий. Например, если ребенок улыбается, когда слышит голос отца, то его улыбка в ответ на улыбку отца не избирательна. И хотя ряд психологов утверждает, что младенцы первого месяца жизни могут подражать мимике взрослых, например, вслед за взрослыми открывать рот, остается спорным, можно ли отнести эти реакции к избирательному подражанию. Если показать двухмесячному младенцу, он тоже в ответ высунет язык, и это будет походить на подражание, но если поднести ко рту карандаш, ребенок тоже высунет язык. К 7-8 месяцам младенцы уже способны к избирательному подражанию, которое с возрастом ребенка становится все более частым и сложным. Годовалый ребенок может подражать вновь увиденному и услышанному: жестам, звукам, различным формам поведения.

К началу второго года жизни наблюдается, хотя и сравнительно редко, подражание, которое проявляется не сразу вслед за определенными действиями взрослого.

Вероятность того, что ребенок станет подражать тому или иному действию, зависит от характера самого действия. В эксперименте детям демонстрировали различные виды действий: моторные (например, взрослый передвигал кубик вдоль стола), социальные (взрослый устанавливал перед лицом малыша экран и дважды из-за него выглядывал), координированные последовательные действия. С наибольшей готовностью дети подражали моторным действиям, реже – действиям социальным. Дети младше полутора лет редко подражали координированным последовательным действиям, однако число подражаний такого рода увеличивалось между полутора и двумя годами.

Помимо живых людей, дети наблюдают, например, модели телевизионные. До двух лет они подражают гораздо реже, чем живым объектам, но к трем годам они уже способны моделировать поведение и тех, и других одинаково часто. Наблюдения показывают, что маленькие дети подражают самым разным формам поведения и что телевизионную информацию они усваивают с раннего возраста.

Способность подражать лежит в основе интеллектуального и моторного развития ребенка, так как подражание – это эффективный способ усвоения нового. Специалисты в области детской психологии полагают, что подражание связано с созреванием и является неотъемлемой способностью человеческих существ.

Подражание включает в себя множество компонентов и выполняет различные функции в зависимости от возраста ребенка.

В первые два года жизни подражание отчасти зависит от степени уверенности малыша в своей способности выполнить увиденное. Наблюдения показали, что дети более склонны подражать тем формам поведения, которыми они еще только овладевают, чем действиям, которыми уже полностью овладели или которые им еще не под силу. Мать, разговаривающая по телефону, будет привлекательной моделью для малыша 15 месяцев, не для шестимесячного и не для трехлетнего ребенка, хотя оба они обладают необходимыми для этого моторными навыками. Так же и двухлетние дети на ранних стадиях овладения речью более склонны повторять название предмета, чем называть знакомым словом знакомый предмет.

Когда ребенок подражает кому-либо из близких, взрослый обычно улыбается, начинает хвалить малыша и даже повторяет свои действия. Такая реакция близкого человека, как правило, подкрепляет подражательное поведение ребенка, развивает склонность к усвоению нового, влияет на выбор ребенком форм поведения.

Читайте так же:  Прямолинейность

На третьем году жизни ребенок начинает подражать уже не столько определенным действиям, сколько определенным людям. К двум годам большинство детей уже способны отождествлять себя с другими людьми по половому признаку. Например, мальчики, замечая свое сходство с отцом и другими мужчинами, начинают относить себя к той же категории. Осознание того, что он принадлежит к определенной категории, приводит ребенка к стремлению утвердиться в своей принадлежности к тому или иному полу. Добиваются этого дети путем подражания окружающим.

Своим родителям дети подражают чаще, чем другим взрослым, потому что родители являются для них постоянным источником эмоций – как положительных, так и отрицательных. Те, кто вызывает у ребенка эмоциональное возбуждение, привлекает его внимание, и в результате ребенок лучше усваивает поведение именно этих людей. Сходная ситуация наблюдается и у играющих вместе детей. Когда незнакомые между собой двухлетние дети играют парами, как правило, тихий ребенок подражает более уверенному в себе разговорчивому ребенку.

Таким образом, подражание вызвано стремлением к социальному одобрению, желанием походить на другого человека или достичь определенных целей. Подражание ребенка в первые три года жизни зависит от уровня его познавательного развития, определяющего, какие формы поведения ребенок сочтет привлекательными и при этом выполнимыми. Степень желания походить на другого и уровень эмоционального возбуждения, вызванного другим человеком, определяют то, кому ребенок будет подражать, а стремление к тем или иным целям определит то, чему он будет подражать.

Несмотря на внешнее сходство, за явлениями подражания на разных возрастных этапах скрыты различные психологические механизмы. В младенческом возрасте подражание движениям и звукам голоса взрослого представляет собой попытку установить первый «содержательный» контакт. Подражание в дошкольном возрасте – путь проникновения в смысловые структуры человеческой деятельности. Оно проходит ряд ступеней и изменяется вместе с изменением ведущей деятельности этого возраста – сюжетно-ролевой игры: первоначально ребенок подражает наиболее открытым для него сторонам и характеристикам взрослой деятельности, моделируемой в игре, и лишь постепенно начинает подражать тем сторонам поведения, которые действительно отражают смысл ситуации. Подражание в подростковом возрасте направлено на идентификацию подростком себя с некоторой конкретной значимой для него личностью либо с обобщенным стереотипом поведенческих и личностных характеристик. У взрослых подражание выступает элементом научения в некоторых видах профессиональной деятельности (спорт, искусство и др.)

Подражание

И, наконец, мы используем в этой книге слова «подражание» и «имитация» как равноправные. В русском языке латинскому Imitatio соответствуют три значения, передаваемые тремя разными словами. Это — копирование, имитация и подражание. Копирование — попытка продублировать образец, формально соответствующий реальному. Имитация уже не стремится к воспроизведению формальной буквальности реального объекта, а является некой моделью реального объекта со всеми присущими ему физическими признаками. Подражание — наиболее субъективное отражение объекта, в котором объект окрашен индивидуальными особенностями воспринимающего данный объект наблюдателя или подражателя. В последнем значении подражатель выступает в роли как бы сочувствующего объекту, стараясь сымитировать его. Думаю, что такое значение придавали слову «подражание» и древние теоретики искусства. Применительно к актёрской профессии, с нашей точки зрения, копирование, имитация и подражание суть одно и то же многоступенчатое, трёхфазное понятие: воспроизведение реального объекта как образа фантазии с разной степенью субъективности, приближенности к реаль-

ному или воображаемому. Скажем, на каких-то первых этапах овладения образом актёр в состоянии лишь копировать его внешние стороны, на втором — имитировать, моделировать его основные физические признаки, и, наконец, на стадии подражания — уже воплощать, воспроизводить образ (образец), как бы «присвоив» его себе как собственное творение. Итак, мы будем использовать слова «имитация» и «подражание» как взаимозаменяемые, соответствующие творческой, а не формальной природе их значения. Мы не случайно настаиваем здесь на творческой стороне термина «подражание», так как, повторяем, на бытовом уровне он употребляется в значении копирования, передразнивания, подделки и т. п. (Справедливости ради следует сказать, что и у психологов термин «подражание» не находит поддержки или, скажем мягко, одобрения. Но, к сожалению, другой термин мне изобрести не удалось).

Способность к подражанию не носит универсального характера, то есть как и память, и творческое воображение, подражание у каждого из нас имеет природную предрасположенность к тому или иному типу. Если Т. Рибо относит воображение художника к «пластическому типу», то мы вслед за Рибо можем отнести способность к подражанию у художника — к пластическому типу, а подражание у актёра скорее относится к моторному двигательному и аффективному типу, ибо умение подражать движениям, действиям и эмоциям и есть отличительное свойство актёра.

Рибо утверждает, что «все формы творческого воображения заключают в себя аффективные элементы». «В случаях же эстетического творчества, — пишет Т. Рибо, — роль эмоционального элемента — двойная. Он является и сопутствующим, то есть под видом радости или горя, надежды, досады, и гнева и проч. он сопровождает все фазы или перипетии творения. Творящий может, по воле случая, проходить чрез самые разнообразные формы возбуждения или угнетения, чувствовать уныние от неудачи и радость от успеха, наконец, удовлетворение при счастливом разрешении от своего тяжкого бремени. Но сверх того аффективные состояния становятся материалом для создания. Хорошо известен факт, являющийся почти общим правилом, что поэт, романист, драматический писатель, музыкант, а часто даже скульптор и живописец ощущают чувства и страсти созданных ими личностей, отождествляют себя с ними. (Что уж тут говорить об актёрах? — Э.Б.), Следовательно, в этом втором случае существуют два аффективных потока: один, составляющий эмоцию, предмет искусства; другой, побуждающий к созданию и развивающийся вместе с ним».

Точно так же мы можем говорить, что все формы творческого под —

ражания заключают в себя аффективные элементы. Установив таким образом зависимость подражания от воображения, мы без всякой натяжки приходим к следующему выводу: тип подражания напрямую зависит от типа воображения. Более того, творческое воображение, становясь, формируясь и развиваясь, определяет, формирует и развивает характер и тип творческого подражания. Воображение как один из важнейших двигателей психической жизни человека как будто непроизвольно подбирает для себя соответствующий его характеру механизм подражания, а, подобрав, совершенствует его. Склонности к тому или иному виду (типу) воображения находятся как в генетическом наследстве человека, так и в условиях его развития по мере формирования и взросления.

Читайте так же:  Что делать, если ваш диагноз – идиопатическая эпилепсия

«. Творчество начинается с подражания, — пишет Рибо. — Самые оригинальные умы, сознательно или бессознательно, бывают сперва чьими-нибудь учениками. Это неизбежно. Природа наделяет только одним — творческим инстинктом, т. е. потребностью творить в известном направлении».

ПОДРАЖАНИЕ

(англ. imitation) — воспроизведение одним субъектом движений, действий, поведения др. субъекта. Син. имитация, мимезис. П. — один из путей усвоения общественного опыта. Особенно большое значение имеет на ранних этапах онтогенеза. (Имеются экспериментальные данные о существовании безусловнорефлекторной мимической и вокальной имитации у новорожденных. — Ред.). Ребенок раннего и дошкольного возраста усваивает по П. предметные действия, навыки самообслуживания, нормы поведения, овладевает речью. Усвоение по П. предметных действий, навыков предполагает достаточно высокий уровень развития общения, восприятия, моторики. В противном случае П. превращается во внешнее, «тупиковое» повторение движений. Такой характер П. встречается у детей с отклонениями в психическом развитии.

Нарушения в развитии П. ведут к возникновению трудностей в усвоении общественного опыта, к нарушениям психического развития в целом.

П. может осуществляться непроизвольно и произвольно. Произвольное П. используется как один из ведущих методов в обучении детей раннего и дошкольного возраста. Оно совершенствуется с возрастом в процессе обучения детей. П. играет существенную роль в жизни и деятельности человека, в частности, в овладении им нормами поведения, трудовыми навыками и др. См. ВИКАРНОЕ НАУЧЕНИЕ, Моделирование, Модификация поведения.

Подражание

Понятие, широко употреблявшееся в истории эстетики для обозначения сущности и назначения искусства как средства воспроизведения действительности. Идея П. — мимезиса — была всесторонне разработана в античной эстетике. Впервые она была высказана Демокритом, в дальнейшем развивалась Сократом, Платоном, Аристотелем. Согласно идеалистическому учению Платона, искусство подражает не миру вещей, а миру идей; это П. является слабым и неполным отблеском абсолютной красоты вечных идей. В противоположность Платону Аристотель развивает материалистическую концепцию П. как сущности искусства. Все виды искусства по природе своей являются подражательными. П. имеет две функции: познавательную и эстетическую. С помощью П. люди приобретают первые знания о мире и вместе с тем получают удовольствие — даже в том случае, если предмет П. сам по себе неприятен или вызывает отвращение. Представление о мимезисе как П. природе возникло в эстетике эллинизма, в частности в Стоицизме и эпикурейской школе.

Для античной эстетики было характерно представление о мимезисе не как творчестве, созидании чего-то нового, а лишь как о реализации чего-то уже имеющегося в природе. Идея творения вообще чужда античной философии. Согласно Аристотелю, продукты искусства являются результатом соединения изначально существующей формы и материи; художник не творит самих форм и лишь подражает красоте космоса. Новое понимание художественного П. вырабатывается эстетикой Неоплатонизма: у Плотина искусство подражает не природе, не видимым вещам, а идеальным Эйдосам прообразам и формам всех вещей, мировому уму (Нусу) или деятельности демиурга. В средневековой христианской эстетике, рассматривающей искусство как несовершенный чувственный отблеск идеальной божественной красоты мира, преобладает аллегорическое и символическое толкование искусства. Подобно Плотину и неоплатоникам, средневековые философы видят в искусстве П. не «прекраснейшему космосу», а божественному началу, или идеальному «архетипу» вещей. Фома Аквинский считает, что формы не изобретаются художником, а изначально содержатся в его душе и лишь прилагаются им к материи.

Представление об искусстве как «зеркале» природы получает широкое развитие у мыслителей и художников Возрождения (Л. Б. Альберты (См. Альберти), А. Дюрер и др.), впервые истолковавших принцип П. как принцип творчества: художник не прилагает готовую форму к материи, а сам творит все формы вещей (например, Марсилио Фичино понимает создание дома прежде всего как изобретение, творчество самой формы, идеи дома). Художник подобен богу, он как бы заново творит всю природу, придавая ей идеальный образ гармонии и меры. Эстетика Возрождения широко понимает принцип П., связывая его с «божественным» энтузиазмом, с вдохновением, фантазией. П. становится универсальной категорией и рассматривается как сущность всякого искусства вообще — не только живописи, но, в частности, поэзии и музыки. С критикой теории П. выступил Ф. Патрици: в своей «Поэтике» (1586) он в духе идей Маньеризма противопоставил понятия «П.» и «выражение», считая, что именно выражение внутреннего духовного мира художника является отличительной особенностью поэзии и искусства вообще. Это противопоставление П. и выражения выдвигалось в 17 в. в эстетике Барокко, а в дальнейшем — эстетикой «Бури и натиска» в Германии и эстетикой немецкого и французского Романтизма.

Широкое распространение принцип П. получает в эстетике Классицизма, которая понимала его как П. рационалистически трактованной природе, ограничивая роль фантазии и воображения в искусстве (Ш. Баттё и др.). В эстетике Просвещения принцип П. наиболее отчётливо формулируется английским философом Э. Бёрком, согласно которому П. наряду с симпатией составляет одну из главных социальных страстей, определяющую привычки, мнения, весь образ жизни человека. В Германии идею П. природе развивали А. Баумгартен, И. Зульцер, И. И. Винкельман, Г. Э. Лессинг и др. Принцип П. подвергается глубокой критике в эстетике немецкого классического идеализма. По И. Канту, «гениальность» противоположна духу подражания. Ф. В. Шеллинг считал, что не искусство подражает природе, а, напротив, сама природа строится на тех же закономерностях, которые обнаруживаются в художественной деятельности.

Марксистская эстетика, отмечая элементы диалектического понимания художественного творчества в концепции П., преодолевает историческую ограниченность последней (созерцательность и т.п.) в своём учении об искусстве как отражении действительности.

Лит.: Лосев А. Ф., Шестаков В, П., История эстетических категорий, М., 1965, с. 204—36; Лосев А. Ф., История античной эстетики. Софисты, Сократ, Платон, М., 1969; Panofsky Е., Idea, Lpz.-B., 1924; Verdenius W. J., Mimesis. Plato’s doctrine of artistic imitation and its meaning to us, Leiden, 1949; Koller H., Die Mimesis in der Antike, Bern, 1954.

П. в психологии — копирование чужих движений или действий, при котором возможно и усвоение новых форм поведения (См. Поведение). Наиболее примитивные формы П. наблюдаются у животных в виде стимулирования видотипичных (инстинктивных) движений в результате выполнения этих движений животными (например, взлёт стайки птиц при стремительном взлёте одной из птиц). Такое взаимное стимулирование обеспечивает согласованность и синхронность поведения членов стада или стаи. Высшие формы П. у животных относятся к имитационному научению (См. Научение), при котором происходит приобретение индивидуального опыта путём повторения действий др. животного. Человекообразные и низшие обезьяны, собаки, кошки, крысы и некоторые др. животные способны иногда путём одного лишь созерцания соответствующих действий сородича научиться решать некоторые задачи (например, выполнить в эксперименте определенные движения. приводящие к овладению приманкой).

Читайте так же:  Характеристика экстраверта

П. играет важную роль в онтогенезе как животных, так и человека. При этом П. у человека качественно отличается от П. у животных. По Л. С. Выготскому (См. Выготский), П. «. есть один из основных путей в культурном развитии ребёнка вообще» («Развитие высших психических функций», М., 1960, с. 179), который в ходе общения со взрослыми повторяет их действия (а позже и поступки) и произносимые ими слова. По мере развития внешнее усвоение новых форм поведения всё больше обогащается пониманием смысла воспроизводимых действий. Поэтому в старшем детском и подростковом возрасте воспитательная роль П. сказывается в стремлении следовать примеру выдающихся личностей или героев литературных произведений. Сознательное П. подкрепляется у человека совпадением результата действия с представлением заданного образца (в частности, при П. в художественном творчестве). Вместе с тем у человека сохраняются и такие формы биологического П., как взаимная стимуляция (например, «заразительный» кашель или смех или возникновение общего ритма совместных действий и др.).

ПОДРАЖАНИЕ

Найдено 4 определения термина ПОДРАЖАНИЕ

ПОДРАЖАНИЕ

как невольное (пассивное), так и сознательное (активное) повторение чужого поведения в интонации и жестах, совершаемое по самым различным мотивам; оно свойственно поведению как животных, так и людей, как при игре, так и при упражнениях или учении, применяется в развитии речи, искусства, нравов, мод и т. д. «Все большие ценности, которыми человек может пользоваться в своей творческой профессиональной деятельности, в семье, в дружбе, в религии и искусстве, — все они оставались бы не раскрытыми для индивидов, если бы подражание не давало им в руки ключ к этим сокровищам» (Фиркандт). Тард («Les Lois de Г imitation», 1890) рассматривал подражание как самую важную в обществе формирующую силу; Ницше — как средство всех культур. Образец, достойный подражания, является одним из важнейших факторов воспитания. На подражание как эстетический принцип указывал в своей поэтике еще Аристотель, учивший, что искусство есть подражание природе, которая дает человеку образцы для подражания и тем самым вызывает у него стремление к подражанию. Для идеалистического же понимания сущность искусства состоит в идеализации образцов природы. Р. Касснер считал, что в искусстве человек подражает богам.

ПОДРАЖАНИЕ

в эстетике, один из осн. прин­ципов антич. эстетики, а также классицистич. эстетики 16-18 вв.Взгляд на иск-во как П. (мимесис) высказывался в пифагореизме (музыка как П. небесной гармонии и т. п.), был развит Платоном и Аристотелем. Пос­кольку, согласно Платону, видимый мир есть П. выс­шему миру идей, иск-во, подражающее реальности, представляет собой лишь П. подражанию. Аристотель считал, что стремление к П. свойственно живым су­ществам вообще, а людям в особенности; П. составляет сущность иск-ва, оно доставля­ет удовольствие даже тогда, когда изображается отвра­тительное; способ и объект П. являются конституирую­щими признаками лит. жанров. Если Платон осуждал изображение уродливого, нравственно предосудитель­ного в иск-ве, то Аристотель допускал его, хотя и ставил комедию ниже эпоса и трагедии, поскольку в ней подражают «худшим людям»

В новое время идея П. получила широкое распрост­ранение в эстетике классицизма. III. Батте, напр., в работе «Изящные иск-ва, сведенные к единому прин­ципу» («Les beaux arts reduits a un meme principe», 1746) считал таким единым для всех иск-в принципом П. При этом для классицистов достойна П. только «прекрасная природа», т. е. то в природе, что соответ­ствует эстетич. канону, идее прекрасного; лучшим способом приблизиться к ней признавалось П. идеаль­ным образцам антич. иск-ва.

Понятие «П. природе» было подвергнуто критике нем. классич. идеализмом (Кант, Шеллинг, Гегель), а также романтич. эстетикой, выдвинувшей на первый план роль фантазии, воображения, субъективного на­чала, личности самого творца. В реалистич. эстетике сер. 19 в. термин «П. природе» заменяется понятием правдивого воспроизведения действительности и в даль­нейшем в эстетич. концепциях 19-20 вв. не употреб­ляется.

ПОДРАЖАНИЕ

в психологии, воспроизведе­ние индивидами и социальными группами воспринима­емого ими поведения других индивидов и групп.

Еще Аристотель приписывал П. важнейшую роль в формировании человека. Тард в П. видел основу раз­вития общества. В биологизаторскоинстинктивистских концепциях (Мак-Дугалл и др.) подчеркивается врож­денный характер П. В рамках ассоцианизма П. рас­сматривается как особый вид воздействия, при к-ром реакция объекта П. становится условным стимулом для собств. реакции субъекта П. на стимул. В бихевио­ризме П. объясняется с позиций теории научения и рас­сматривается как результат подкрепления соответ­ствующего поведения посредством прямых и косвенных видов поощрения и наказания. Сочетание ассоцианистских и бихевиористских влияний содержится в иссле­дованиях П., основанных на концепции «замещающего научения» (А. Бандура и др.). Нек-рые психологи отри­цают существование единого механизма П., разделяя его на ряд самостоят. видов.

Фундаментальную основу изучения П. составило ис­следование И. П. Павловым условных и безусловных рефлексов, первой и второй сигнальных систем. В рабо­тах Л. С. Выготского П. рассматривается как один из важнейших факторов развития высших форм поведе­ния человека, подчеркивается связь способности к П. с возможностями субъекта и пониманием им ситуации, подвергаются критике механистич. и интеллектуалистские интерпретации П. Различные аспекты П. в сов. науке изучались с позиций общей (А. Н. Леонтьев и др.), сравнительной (Н. П. ЛадыгинаКотс), педагоги­ческой (В. А. Просецкий и др.), возрастной психоло­гии, а также палеопсихологии (Б. Ф. Поршнев).

При социально-психологич. изучении П. исследуется гл. обр. взаимодействие социально-типич. субъектов и объектов П. П. изучается, с одной стороны, как результат социального воздействия (напр., влияние ре­ферентных групп, конформизм), с другой — как разновидность и средство социального воздействия, как один из путей приобщения индивида к социальному и культурному опыту.

ПОДРАЖАНИЕ

Найдено схем по теме ПОДРАЖАНИЕ — 0

Найдено научныех статей по теме ПОДРАЖАНИЕ — 0

Найдено книг по теме ПОДРАЖАНИЕ — 0

Найдено презентаций по теме ПОДРАЖАНИЕ — 0

Найдено рефератов по теме ПОДРАЖАНИЕ — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!

Подражание
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here