Судьбы женщин в фашистском плену

Сегодня предлагаем обсудить тему: "судьбы женщин в фашистском плену". Здесь собрана информация которая полностью раскрывает тематику и позволяет сделать правильные выводы.

Страшная судьба женщин-пленниц во время ВОВ

Многие советские женщины, служившие в Красной Армии, готовы были покончить с собой, чтобы не попасть в плен. Насилие, издевательства, мучительные казни – такая судьба ждала большую часть пленных медсестер, связисток, разведчиц. Лишь немногие оказывались в лагерях военнопленных, но и там их положение зачастую было даже хуже, чем у мужчин-красноармейцев.

Во время Великой Отечественной в рядах Красной Армии сражалось более 800 тысяч женщин. Немцы приравнивали советских медсестер, разведчиц, снайперов к партизанам и не считали их военнослужащими. Поэтому германское командование не распространяло на них даже те немногие международные правила обращения с военнопленными, которые действовали в отношении советских солдат-мужчин.

Советская фронтовая медсестра.
В материалах Нюрнбергского процесса сохранился приказ, действовавший на протяжении войны: расстреливать всех «комиссаров, которых можно узнать по советской звезде на рукаве и русских женщин в форме».
Расстрел чаще всего завершал череду издевательств: женщин избивали, жестоко насиловали, на их телах вырезали ругательства. Тела нередко раздевали и бросали, даже не задумываясь о погребении. В книге Арона Шнеера приведено свидетельство немецкого солдата Ганса Рудгофа, который в 1942 году увидел мертвых советских санитарок: «Их расстреляли и бросили на дорогу. Они лежали обнаженные».
Светлана Алексиевич в книге «У войны не женское лицо» цитирует воспоминания одной из женщин-военнослужащих. По ее словам, они всегда держали для себя два патрона, чтобы застрелиться, а не попасть в плен. Второй патрон – на случай осечки. Эта же участница войны вспоминала, что произошло с пленной девятнадцатилетней медсестрой. Когда ее нашли, у нее была отрезана грудь и выколоты глаза: «Ее посадили на кол… Мороз, и она белая-белая, и волосы все седые». В рюкзаке у погибшей девушки были письма из дома и детская игрушка.

Известный своей жестокостью обергруппенфюрер СС Фридрих Еккельн приравнивал женщин к комиссарам и евреям. Всех их, согласно его распоряжению, полагалось допрашивать с пристрастием и затем расстреливать.

Женщины-военнослужащие в лагерях

Тех женщин, кому удавалось избежать расстрела, отправляли в лагеря. Там их ожидало практически постоянное насилие. Особенно жестоки были полицаи и те военнопленные-мужчины, которые согласились работать на фашистов и перешли в лагерную охрану. Женщин часто давали им «в награду» за службу.
В лагерях зачастую не было элементарных бытовых условий. Заключенные концлагеря Равенсбрюк старались по возможности облегчить свое существование: голову мыли выдававшимся на завтрак эрзац-кофе, сами тайно вытачивали себе расчески.
Согласно нормам международного права, военнопленных нельзя было привлекать к работам на военных заводах. Но к женщинам это не применяли. В 1943 году попавшая в плен Елизавета Клемм попыталась от имени группы заключенных опротестовать решение немцев отправить советских женщин на завод. В ответ на это власти сначала избили всех, а потом согнали в тесное помещение, где нельзя было даже двинуться.

В Равенсбрюке женщины-военнопленные шили обмундирование для немецких войск, работали в лазарете. В апреле 1943 года там произошел и знаменитый «марш протеста»: лагерное начальство хотело наказать непокорных, которые ссылались на Женевскую Конвенцию и требовали обращения с ними как с военнослужащими, попавшими в плен. Женщины должны были маршировать по территории лагеря. И они маршировали. Но не обреченно, а чеканя шаг, как на параде, стройной колонной, с песней «Священная война». Эффект от наказания получился обратным: женщин хотели унизить, а вместо этого получили свидетельство непреклонности и силы духа.
В 1942 году под Харьковом в плен попала санитарка Елена Зайцева. Она была беременна, но скрыла это от немцев. Ее отобрали для работы на военном заводе в городе Нойсен. Рабочий день длился 12 часов, ночевали в цехе на деревянных нарах. Кормили пленных брюквой и картошкой. Трудилась Зайцева до родов, принять их помогли монахини из расположенного недалеко монастыря. Новорожденную отдали монахиням, а мать вернулась на работу. После окончания войны матери и дочери удалось воссоединиться. Но таких историй со счастливым концом немного.

Советские женщины в концентрационном лагере смерти.
Только в 1944 году вышел специальный циркуляр начальника полиции безопасности и СД об обращении с военнопленными-женщинами. Их, как и других советских пленных, надлежало подвергнуть полицейской проверке. Если выяснялось, что женщина «политически неблагонадежна», то статус военнопленной с нее снимался и ее передавали полиции безопасности. Всех остальных направляли в концлагеря. Фактически, это был первый документ, в котором женщин, служивших в советской армии, уравнивали с военнопленными-мужчинами.
«Неблагонадежных» после допросов отправляли на казнь. В 1944 году в концлагерь Штуттгоф доставили женщину-майора. Даже в крематории над ней продолжали издеваться, пока она не плюнула немцу в лицо. После этого ее живой затолкали в топку.

Советские женщины в колонне военнопленных.
Бывали случаи, когда женщин отпускали из лагеря и переводили в статус гражданских рабочих. Но сложно сказать, каков был процент действительно отпущенных. Арон Шнеер замечает, что в карточках многих военнопленных-евреек запись «отпущена и направлена на биржу труда» на самом деле означала совсем иное. Их формально отпускали, но на самом деле переводили из шталагов в концлагеря, где и казнили.

После плена

Некоторым женщинам удавалось вырваться из плена и даже вернуться в часть. Но пребывание в плену необратимо их меняло. Валентина Костромитина, служившая санинструктором, вспоминала о своей подруге Мусе, побывавшей в плену. Она «страшно боялась идти в десант, потому что была в плену». Ей так и не удалось «переступить мостик на причале и взойти на катер». Рассказы подруги производили такое впечатление, что Костромитина боялась плена даже больше, чем бомбежки.

Немалое количество советских женщин-военнопленных после лагерей не могло иметь детей. Нередко над ними ставили эксперименты, подвергали принудительной стерилизации.
Те, кто дожил до конца войны, оказывались под давлением со стороны своих же: нередко женщин упрекали в том, что они выжили в плену. От них ожидали, что они покончат с собой, но не сдадутся. При этом в расчет не принималось даже то, что у многих в момент пленения не было при себе никакого оружия.

Читайте так же:  Как перестать бояться соперницу

Судьбы женщин в фашистском плену

Наряду с мужчинами в немецком плену во время Великой Отечественной войны оказалось огромное количество девушек — бойцов Красной Армии. Осматривая их, врачи Третьего рейха не могли скрыть своего изумления. Что же шокировало видавших виды медиков?

Нравственность

В немецких концлагерях всех поступавших женщин проверяли гинекологи — это была стандартная процедура, направленная на выявление венерических заболеваний. Когда специалисты осмотрели советских военнопленных, то выяснилось, что 90% незамужних русских женщин младше 21 года были девственницами.

Существует версия, что один из помощников Гитлера вручил ему записку об этом факте, сопровождавшуюся мрачными прогнозами о перспективах вторжения в Россию. Страну с такой нравственностью, по мнению автора записки, победить было невозможно.

Для сравнения: в Европе в 1940-х девушки аналогичного возраста начинали вести половую жизнь, не выходя замуж.

Высокий процент девственниц в Красной Армии сохранялся, даже несмотря на то, что молодых комсомолок офицеры активно принуждали выполнять функции «походно-полевых жен». В мирной жизни нравственность советских женщин была еще выше, что подтверждали осмотры девушек, угнанных на работу в Германию.

Далеко не всем женщинам-военнопленным удавалось выжить. Как пишут историки, почти на протяжении всей войны фашисты насиловали, пытали и расстреливали захваченных советских медсестер, связисток и шифровальщиц.

В книге Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо» описан случай, когда фашисты посадили на кол девятнадцатилетнюю девушку-медсестру. Перед этим над ней бесчеловечно издевались — советские солдаты нашли окоченевший труп девушки с выколотыми глазами, отрезанной грудью и седыми волосами. Помня о возможности подобной участи, многие женщины в РККА всегда оставляли про запас один патрон.

Лишь с марта 1944 года руководство вермахта распорядилось отправлять медсестер и связисток в концлагеря (впрочем, есть свидетельства, что военнопленные других категорий попадали туда и раньше). В местах заключения советские женщины поражали всех своей стойкостью.

Узницам приходилось выживать в ужасных санитарных условиях, при невозможности соблюдения гигиены. От этого у женщин начинались кожные и другие заболевания, прекращались месячные. Кроме того, их заставляли работать на ткацких и даже механических станках до тех пор, пока они были способны держаться на ногах. Невыполнявших нормы «утилизировали».

Женщины подвергались изнасилованиям со стороны охраны (немцев и славян-полицаев) — такие случаи отмечались в Кременчуге, Барановичах, Миллерово. Девушкам, которые при сексуальных контактах сопротивлялись, устраивали наказание под названием «красный пожарник». Жертве вставляли во влагалище стручок жгучего перца и держали в таком положении полтора часа. Чтобы не закричать, узницы закусывали себе губы до крови.

Судьбы женщин в фашистском плену

Военнослужащие-женщины, попавшие в плен во время Великой Отечественной войны, чаще всего подвергались гораздо большим издевательствам и мучениям (подчас предшествующим неминуемой смерти), чем мужчины. Однако даже по прошествии более 70 лет со дня окончания Второй мировой, масштабы этих зверств, хотя бы в общих чертах, так и не обозначены историками – документальные подтверждения условий содержания в плену женщин-военных либо не сохранились, либо до сих пор остаются засекреченными.

Как относились к пленным «военным фрау» красноармейцы

Достоверной информации о том, как поступали с воевавшими на стороне вермахта, СС и других подразделений гитлеровской армии женщинами-военнослужащими на самом деле не так уж и много, особенно если учесть, что полноценный армейский статус представительницы слабого пола гитлеровских войск официально получили только в конце августа 1944 года, до этой поры они лишь являлись «прикрепленными к армии гражданскими служащими» — во всех подразделениях.

Необходимо принимать во внимание и тот факт, что после войны в СССР были интернированы тысячи немок (а также представительниц иных национальностей, проживавших на территориях государств, активно помогавших Гитлеру и освобожденных от фашизма Красной Армией) – они работали в лагерях ГУЛАГа наравне с советскими заключенными.

Возможно, среди них и был определенный процент бывших военнослужащих, но эта тема до настоящего времени в достаточной степени не изучена.

Давно опубликованы дневниковые записи советского боевого офицера, принимавшего участие в штурме Берлина, Владимира Гельфанда (ветеран войны, умер в начале 80-х в Днепропетровске). Двадцатидвухлетний лейтенант Гельфанд, как непосредственный участник боевых действий, описал такой случай произошедший на Одерском фронте в начале весны 1945 года. Советские войска наголову разбили атаковавший их женский батальон – «мстительниц за погибших на фронте мужей». Рядовые красноармейцы хотели пленных немок заколоть «извращенным способом», но в итоге «рассортированных» автоматчиц поделили на 3 категории. В первую попали. русские (!),во вторую – жены офицеров и просто родственницы гитлеровских вояк, гордо заявлявшие об этом, в третью категорию – девушки. Последних желающие разобрали «по койкам» (об их дальнейшей судьбе не сообщается), а остальных (русских – в первую очередь) – расстреляли, без пыток и издевательств.

. и к советским женщинам-военным – гитлеровцы

Тема условий содержания женщин-военнопленных РККА на сегодняшний день наиболее довольно подробно разработана – многочисленные мемуарные свидетельства говорят о зверствах нацистов и их пособников как по отношению к пленным, не попавшим в концлагеря (воспоминания дивизионного переводчика Павла Рафеса, архив израильского Яд ва-Шем и другие), так и к находившимся в концентрационных лагерях Германии и стран — союзников нацистов.

Женщины в лагерях страдали не меньше мужчин по естественным причинам – не было элементарных условий для соблюдения гигиены, возможности сменить белье. Евреек и партизанок гитлеровцы сразу расстреливали. В фашистских лагерях, где содержались женщины-военнопленные, зверствовали не только нацисты, но и полицаи, добровольные помощницы из числа самих заключенных.

В американском плену

Условия содержания немок-военнослужащих, попавших в плен к американцам в 1945 году, на одном из примеров описал солдат армии Эйзенхауэра — Мартин Брэш. Женщины, как и остальные пленные, содержались в лагере Андернаха под открытым небом, но в отдельном от мужчин загоне. Кормили их, как и всех, плохо, заключенные ели траву, заболевали дизентерией и массово умирали.

Читайте так же:  Как побороть страх, неуверенность в себе и поднять самооценку

Брэш объяснил подобное отношение своего командования к узникам тем, что американцы к тому времени уже навидались ужасов Освенцима, Бухенвальда и других нацистских лагерей – газеты об этом трубили каждый день. Продукты у янки имелись в достатке – пленным просто умышленно их не давали: американцы люто возненавидели немцев как нацию.

Судьбы женщин в фашистском плену

Содержание советских военнопленных фашистами было крайне ужасным. Но оно становилось ещё хуже, когда в плен попадала женщина-боец Красной Армии.

Приказ фашистского командования

В своих воспоминаниях офицер Бруно Шнейдер рассказывал, какой инструктаж проходили немецкие солдаты перед отправкой на русских фронт. Относительно женщин-красноармейцев в приказе значилось одно: «Расстреливать!»

Во многих немецких частях так и поступали. Среди погибших в боях и окружении было найдено огромное количество тел женщин в красноармейской форме. Среди них — множество медицинских сестер, женщин-фельдшеров. Следы на их телах свидетельствовали о том, что многие были зверски замучены, а уже после расстреляны.

Жители Смаглеевки (Воронежская область) рассказывали после их освобождения в 1943-ем, что в начале войны в их деревне ужасной смертью погибла молодая девушка-красноармеец. Она была тяжело ранена. Несмотря на это, фашисты раздели ее догола, выволокли на дорогу и расстреляли.

На теле несчастной остались ужасающие следы пыток. Перед смертью ей отрезали груди, полностью искромсали все лицо и руки. Тело женщины представляло собой сплошное кровавое месиво. Схожим образом поступили и с Зоей Космодемьянской. Перед показательной казнью гитлеровцы часами держали ее полуголой на морозе.

Женщины в плену

Находившихся в плену советских солдат – и женщин тоже — полагалось «сортировать». Наиболее слабые, раненые и истощенные подлежали уничтожению. Остальных использовали на самых тяжелых работах в концлагерях.

Помимо этих зверств женщины-красноармейцы постоянно подвергались изнасилованиям. Высшим воинским чинам вермахта было запрещено вступать в интимные отношения со славянками, поэтому они делали это тайком. Рядовые же имели здесь определенную свободу. Найдя одну женщину-красноармейца или санитарку, ее могла изнасиловать целая рота солдат. Если девушка после этого не умирала, ее пристреливали.

В концлагерях руководство часто выбирало из состава заключенных самых привлекательных девушек и забирало их к себе «прислуживать». Так делал и лагерный врач Орлянд в Шпалаге (лагере военнопленных) №346 близ города Кременчуг. Сами надзиратели регулярно насиловали узниц женского блока концентрационного лагеря.

Так было и в Шпалаге № 337 (Барановичи), о чем в 1967-ом во время заседания трибунала дал показания начальник этого лагеря Ярош.

Шпалаг № 337 отличался особо жестокими, нечеловеческими условиями содержания. И женщин, и мужчин-красноармейцев часами держали полуголыми на морозе. В кишащие вшами бараки их набивали сотнями. Того, кто не выдерживал и падал, надзиратели тут же пристреливали. Ежедневно в Шпалаге № 337 уничтожали свыше 700 пленных военнослужащих.

К женщинам-военнопленным применялись пытки, жестокости которых средневековые инквизиторы могли только позавидовать: их сажали на кол, начиняли внутренности жгучим красным перцем и пр. Нередко над ними издевались немки-комендантши, многие из которых отличались явными садистскими наклонностями. Комендантшу Шпалага № 337 за глаза называли «людоедкой», что красноречиво говорило о ее нраве.

Не только истязания подрывали моральный дух и последние силы измученных женщин, но еще и отсутствие элементарной гигиены. Ни о каком мытье для пленных даже речи не шло. К ранам прибавлялись укусы насекомых и гнойные заражения. Женщины-военнослужащие знали о том, как с ними обходятся фашисты, и поэтому старались не попадать в плен. Сражались до последнего.

Судьбы женщин в фашистском плену

Автор: bloodkot · Опубликовано 31.05.2019 · Обновлено 30.05.2019

Участь советских женщин в плену фашистов была крайне печальна. Изучая историю Великой Отечественной Войны, можно найти ужасающие факты и истории про то, как Красноармейцам и девушкам-медикам было проходить через все те мучения и унижения, что причиняли им немецкие военные. Общее число женщин-военнопленных неизвестно. Перед отправкой одного из немецких подразделений в СССР обер-лейтенант Принц оповестил своих подчинённых о приказе, звучавшем приблизительно следующим образом: «Устранять женщин, которые верны Красной Армии, служат ей и встают на её защиту».

Основой к подобным приказам послужило мнение гитлеровцев о том, что женщины не могут быть солдатами, и поэтому они расценивались как партизаны. Над нашими теперь уже ветеранами и ветеранками издевались самыми разнообразными способами. Девушек насиловали и пытали, били и убивали, но остались те спасшиеся люди, которые прошли все мучения.

Приблизительно во второй половине августа 1942 года, в ст. Крымской по Краснодарскому краю было устранено подразделение морской пехоты, где находилось несколько девушек.

Женщины, служащие в РККА, оказавшиеся в плену под Невелем, лето 1941 г.

Это фото было сделано в Крыму, летом 1942 года. Парни и девушки запечатлены во время захвата в плен немецкими вооружёнными силами.

5 января 1943 г. близ х. Северный были пленены 7 солдат Красной Армии. В их число вошла и молодая медицинская сестра по имени Любовь. На протяжении долгого времени всех захваченных пытали и издевались над ними, и, в итоге, всё-таки расстреляли.

Шталаг 370, город Симферополь.

В лагерях пленницам приходилось работать, женщины в основном занимались швейным делом. Например, в Равенсбрюке производилось 80% из общего обмундирования для войск отрядов защиты, в том числе и одежда для заключённых.

А это фото, уже тех девушек и женщин, которым удалось вернуться из плена. Фото оттуда же — Шталаг 370. Знойным летом, возвращаясь домой, большинство изображённых, чисто по-женски, покрыли головы косынками и сняли сапоги, в которых было просто жарко.

Заметки на манжетах

Женщины в фашистском плену

Содержание советских военнопленных фашистами было крайне ужасным. Но оно становилось ещё хуже, когда в плен попадала женщина-боец Красной Армии.

Приказ фашистского командования

В своих воспоминаниях офицер Бруно Шнейдер рассказывал, какой инструктаж проходили немецкие солдаты перед отправкой на русских фронт. Относительно женщин-красноармейцев в приказе значилось одно: «Расстреливать!»

Читайте так же:  Как избавиться от плохих мыслей

Во многих немецких частях так и поступали. Среди погибших в боях и окружении было найдено огромное количество тел женщин в красноармейской форме. Среди них — множество медицинских сестер, женщин-фельдшеров. Следы на их телах свидетельствовали о том, что многие были зверски замучены, а уже после расстреляны.

Жители Смаглеевки (Воронежская область) рассказывали после их освобождения в 1943-ем, что в начале войны в их деревне ужасной смертью погибла молодая девушка-красноармеец. Она была тяжело ранена. Несмотря на это, фашисты раздели ее догола, выволокли на дорогу и расстреляли.

На теле несчастной остались ужасающие следы пыток. Перед смертью ей отрезали груди, полностью искромсали все лицо и руки. Тело женщины представляло собой сплошное кровавое месиво. Схожим образом поступили и с Зоей Космодемьянской. Перед показательной казнью гитлеровцы часами держали ее полуголой на морозе.

Женщины в плену

Видео (кликните для воспроизведения).

Находившихся в плену советских солдат – и женщин тоже — полагалось «сортировать». Наиболее слабые, раненые и истощенные подлежали уничтожению. Остальных использовали на самых тяжелых работах в концлагерях.

Помимо этих зверств женщины-красноармейцы постоянно подвергались изнасилованиям. Высшим воинским чинам вермахта было запрещено вступать в интимные отношения со славянками, поэтому они делали это тайком. Рядовые же имели здесь определенную свободу. Найдя одну женщину-красноармейца или санитарку, ее могла изнасиловать целая рота солдат. Если девушка после этого не умирала, ее пристреливали.

В концлагерях руководство часто выбирало из состава заключенных самых привлекательных девушек и забирало их к себе «прислуживать». Так делал и лагерный врач Орлянд в Шпалаге (лагере военнопленных) №346 близ города Кременчуг. Сами надзиратели регулярно насиловали узниц женского блока концентрационного лагеря.

Так было и в Шпалаге № 337 (Барановичи), о чем в 1967-ом во время заседания трибунала дал показания начальник этого лагеря Ярош.

Шпалаг № 337 отличался особо жестокими, нечеловеческими условиями содержания. И женщин, и мужчин-красноармейцев часами держали полуголыми на морозе. В кишащие вшами бараки их набивали сотнями. Того, кто не выдерживал и падал, надзиратели тут же пристреливали. Ежедневно в Шпалаге № 337 уничтожали свыше 700 пленных военнослужащих.

К женщинам-военнопленным применялись пытки, жестокости которых средневековые инквизиторы могли только позавидовать: их сажали на кол, начиняли внутренности жгучим красным перцем и пр. Нередко над ними издевались немки-комендантши, многие из которых отличались явными садистскими наклонностями. Комендантшу Шпалага № 337 за глаза называли «людоедкой», что красноречиво говорило о ее нраве.

Не только истязания подрывали моральный дух и последние силы измученных женщин, но еще и отсутствие элементарной гигиены. Ни о каком мытье для пленных даже речи не шло. К ранам прибавлялись укусы насекомых и гнойные заражения. Женщины-военнослужащие знали о том, как с ними обходятся фашисты, и поэтому старались не попадать в плен. Сражались до последнего.

Письмо 15-летней девочки К. Сусаниной с фашистской каторги 1943 год

Письмо 15-летней девочки К.Сусаниной с фашистской каторги 1943 год

Это письмо написала 15-летняя девочка, которая попала в рабство к немцу во времена Великой Отечественной войны.

Девочка решила покончить самоубийством и перед этим написала письмо своему отцу на фронт.

Март, 12, Лиозно, 1943 год. Дорогой, добрый папенька!

Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.

Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала: «Вы не запугаете меня битьем.

Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон». И офицер выстрелил маме в рот…

Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты, встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь — у меня отбили легкие.

А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню…

А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало — платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, — и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.

Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» — так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья»,- сказал он.

Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала
картошку.

Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.

Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.

Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с
Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.

Читайте так же:  Почему хочется сладкого причины, как с этим бороться

Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить.

Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня.

Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.

[3]

Мое сердце верит: письмо дойдет.

Вскоре после освобождения белорусского города Лиозно в 1944 году при разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов был найден маленький желтый конверт, прошитый нитками. В нем оказалось письмо белорусской девочки Кати Сусаниной, отданной в рабство гитлеровскому помещику. Доведенная до отчаяния, в день своего 15-летия она решила покончить жизнь самоубийством.

Перед смертью написала последнее письмо отцу. На конверте стоял адрес:

«Действующая армия. Полевая почта №…

На другой стороне карандашом написаны слова: «Дорогие дяденька или тетенька, кто найдет это спрятанное от немцев письмо, умоляю вас, опустите сразу в почтовый ящик. Мой труп уже будет висеть на веревке».

Номер полевой почты, написанный на конверте, устарел, и письмо не могло попасть адресату, но оно дошло до сердца советских людей.

Опубликовано в «Комсомольской правде» 27 мая 1944 года.

Женщины в плену: От нацистских заключённых до жен Халифата

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

[2]

Женщины-военнослужащие Красной Армии в немецком плену

Во время Великой Отечественной войны в Советской армии служило много женщин, и при первых же боях это стало большой неожиданностью для немцев. Они брали пленных, а после обнаруживали среди них не только мужчин. Рядовым немецким солдатам было не совсем понятно, что делать с женщинами в форме, поэтому они четко придерживались приказаний Третьего рейха: противник не достоин чести предстать перед справедливым воинским судом и может быть только расстрелян.

Женщин, которые чудом остались живы, ждали издевательства, жестокие пытки и насилие. Их забивали до смерти, многократно насиловали, вырезали на теле и лице похабные надписи или отрезали части тела, бросая истекать кровью.

Женщины-военнопленные были в каждом немецком концлагере. Со временем обязательным пунктом стало содержание в отдельных бараках и запрет на общение с мужчинами. На протяжении всего заключения отсутствовали минимальные санитарные условия. О чистой воде и свежем белье не приходилось и мечтать. Еда выдавалась раз в день, а иногда и с большими перерывами.

Как выживают в плену «Исламского государства»?

Жестокость боевиков, воюющих за исламистские группировки «Боко харам» и «Исламское государство» (запрещены в России), не знает границ. Джихадисты похищают людей, изощренно их пытают и крайне редко соглашаются обменять свободу пленников на выкуп. Врагами считаются все, кто добровольно не примкнул к ним. Женщины и дети исключения не составляют.

Наоборот, выстраивая справедливое общество «истинного ислама», джихадисты уделяют вопросу взаимодействия с женщинами повышенное внимание. Согласно законам шариата, они обязаны все свое время уделять семье: воспитывать детей, следить за домашним хозяйством, исполнять поручения мужа. Соответственно, если женщины думают иначе, исламисты не гнушаются того, чтобы навязать свои правила силой.

Всех, кто до прихода ИГ исповедовал другую религию, автоматически признают предателями. И поступают с ними соответственно: забирают в рабство, покупают и продают, заставляют выполнять тяжелую и грязную работу. Изнасилование и нанесение увечий порабощенным женщинам давно признано богословами «Исламского государства» одним из законов шариата.

Жизнь несчастных пленниц не имеет никакой ценности. Их используют в качестве живых щитов, заставляют рыть траншеи и укрытия под перекрестным огнем, а также отправляют в многолюдные места в качестве террористок-смертниц.

[1]

Немки в «лагерях смерти» Эйзенхауэра

Провожая своих мужей на Вторую мировую войну, немецкие женщины не подозревали, чем это обернется для них в случае поражения. Сразу после Дня Победы в плену оказались миллионы немцев: как военнослужащие, так и гражданское население. И если тем, кто попал к британо-канадским войскам, сравнительно повезло — большинство из них были направлены на восстановительные работы или освобождены, то оказавшимся в лагерях Эйзенхауэра пришлось пережить настоящие зверства.

Женщины, которые никогда не участвовали в боевых действиях, содержались в равных условиях с мужчинами. Это были одни из самых больших лагерей для военнопленных: десятки тысяч людей сгоняли в группы и месяцами держали прямо под открытым небом, огородив зону колючей проволокой.

Никаких убежищ у заключенных не было. Им не выдавали теплую одежду или элементарные средства гигиены. Чтобы хоть как-то защититься от проливных дождей и морозов, многие рыли норы и пытались соорудить импровизированные хижины из ветвей деревьев. Однако по-настоящему ужасным было не это. И женщин, и мужчин в лагерях Эйзенхауэра фактически морили голодом. Американский генерал собственноручно подписал приказ о том, что данная категория заключенных не попадает под Женевскую конвенцию.

В американских армейских резервах был огромный запас продовольствия, но это не помешало одержавшему верх противнику вдвое урезать пленникам пайки, а спустя время — сократить порции еще на треть. Люди голодали настолько, что ели траву и пили собственную мочу. Смертность в «лагерях смерти» Эйзенхауэра составляла более 30%, и основную массу из них составляли женщины, беременные девушки и дети.

В плену сомалийских террористов

Сомали — одна из самых опасных стран, ведь на ее территории вот уже почти два десятилетия идет гражданская война. Большая часть этого государства находятся под контролем исламистской группировки «Аль-Шабааб». Похищение женщин, особенно иностранок, здесь давно стало обычным делом.

Девушек берут в плен, чтобы получить выкуп, или использовать в качестве «наживки» при засадах. Отношение к пленницам соответствующее: они живут в тесных помещениях или ямах, больше похожих на гробы, вынуждены терпеть нескончаемые побои и существовать в полуголодном состоянии. Часто случается так, что женщины подвергаются групповым изнасилованиям. Единственный шанс освободиться — дождаться помощи властей. Если даже террористы согласятся на обмен, есть реальный риск оказаться в тюрьме за передачу денежных средств.

Читайте так же:  Паллиативная помощь формы и способы

Отречение от собственной религии и принятие ислама многим пленницам видится как способ сохранить свою жизнь. Так, в частности, происходит потому, что похитители нередко рассказывают о заповедях Корана, которые запрещают одному мусульманину убивать или насиловать другого. Однако на деле даже после принятия ислама к заложницам не начинают относиться лучше. Зато ко всем уже стандартным издевательствам добавляется требование молиться по пять раз в день.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Женщины в плену

Женщины-военнослужащие Красной Армии в немецком плену

Во время Великой Отечественной войны в Советской армии служило много женщин, и при первых же боях это стало большой неожиданностью для немцев. Они брали пленных, а после обнаруживали среди них не только мужчин. Рядовым немецким солдатам было не совсем понятно, что делать с женщинами в форме, поэтому они четко придерживались приказаний Третьего рейха: противник не достоин чести предстать перед справедливым воинским судом и может быть только расстрелян.

Женщин, которые чудом остались живы, ждали издевательства, жестокие пытки и насилие. Их забивали до смерти, многократно насиловали, вырезали на теле и лице похабные надписи или отрезали части тела, бросая истекать кровью.

Женщины-военнопленные были в каждом немецком концлагере. Со временем обязательным пунктом стало содержание в отдельных бараках и запрет на общение с мужчинами. На протяжении всего заключения отсутствовали минимальные санитарные условия. О чистой воде и свежем белье не приходилось и мечтать. Еда выдавалась раз в день, а иногда и с большими перерывами.

Как выживают в плену «Исламского государства»?

Жестокость боевиков, воюющих за исламистские группировки «Боко харам» и «Исламское государство» (запрещены в России), не знает границ. Джихадисты похищают людей, изощренно их пытают и крайне редко соглашаются обменять свободу пленников на выкуп. Врагами считаются все, кто добровольно не примкнул к ним. Женщины и дети исключения не составляют.

Наоборот, выстраивая справедливое общество «истинного ислама», джихадисты уделяют вопросу взаимодействия с женщинами повышенное внимание. Согласно законам шариата, они обязаны все свое время уделять семье: воспитывать детей, следить за домашним хозяйством, исполнять поручения мужа. Соответственно, если женщины думают иначе, исламисты не гнушаются того, чтобы навязать свои правила силой.

Всех, кто до прихода ИГ исповедовал другую религию, автоматически признают предателями. И поступают с ними соответственно: забирают в рабство, покупают и продают, заставляют выполнять тяжелую и грязную работу. Изнасилование и нанесение увечий порабощенным женщинам давно признано богословами «Исламского государства» одним из законов шариата.

Жизнь несчастных пленниц не имеет никакой ценности. Их используют в качестве живых щитов, заставляют рыть траншеи и укрытия под перекрестным огнем, а также отправляют в многолюдные места в качестве террористок-смертниц.

Немки в «лагерях смерти» Эйзенхауэра

Провожая своих мужей на Вторую мировую войну, немецкие женщины не подозревали, чем это обернется для них в случае поражения. Сразу после Дня Победы в плену оказались миллионы немцев: как военнослужащие, так и гражданское население. И если тем, кто попал к британо-канадским войскам, сравнительно повезло — большинство из них были направлены на восстановительные работы или освобождены, то оказавшимся в лагерях Эйзенхауэра пришлось пережить настоящие зверства.

Женщины, которые никогда не участвовали в боевых действиях, содержались в равных условиях с мужчинами. Это были одни из самых больших лагерей для военнопленных: десятки тысяч людей сгоняли в группы и месяцами держали прямо под открытым небом, огородив зону колючей проволокой.

Никаких убежищ у заключенных не было. Им не выдавали теплую одежду или элементарные средства гигиены. Чтобы хоть как-то защититься от проливных дождей и морозов, многие рыли норы и пытались соорудить импровизированные хижины из ветвей деревьев. Однако по-настоящему ужасным было не это. И женщин, и мужчин в лагерях Эйзенхауэра фактически морили голодом. Американский генерал собственноручно подписал приказ о том, что данная категория заключенных не попадает под Женевскую конвенцию.

В американских армейских резервах был огромный запас продовольствия, но это не помешало одержавшему верх противнику вдвое урезать пленникам пайки, а спустя время — сократить порции еще на треть. Люди голодали настолько, что ели траву и пили собственную мочу. Смертность в «лагерях смерти» Эйзенхауэра составляла более 30%, и основную массу из них составляли женщины, беременные девушки и дети.

В плену сомалийских террористов

Сомали — одна из самых опасных стран, ведь на ее территории вот уже почти два десятилетия идет гражданская война. Большая часть этого государства находятся под контролем исламистской группировки «Аль-Шабааб». Похищение женщин, особенно иностранок, здесь давно стало обычным делом.

Девушек берут в плен, чтобы получить выкуп, или использовать в качестве «наживки» при засадах. Отношение к пленницам соответствующее: они живут в тесных помещениях или ямах, больше похожих на гробы, вынуждены терпеть нескончаемые побои и существовать в полуголодном состоянии. Часто случается так, что женщины подвергаются групповым изнасилованиям. Единственный шанс освободиться — дождаться помощи властей. Если даже террористы согласятся на обмен, есть реальный риск оказаться в тюрьме за передачу денежных средств.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отречение от собственной религии и принятие ислама многим пленницам видится как способ сохранить свою жизнь. Так, в частности, происходит потому, что похитители нередко рассказывают о заповедях Корана, которые запрещают одному мусульманину убивать или насиловать другого. Однако на деле даже после принятия ислама к заложницам не начинают относиться лучше. Зато ко всем уже стандартным издевательствам добавляется требование молиться по пять раз в день.

Судьбы женщин в фашистском плену
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here