Усыновили ребёнка, а он оказался чудовищем

Сегодня предлагаем обсудить тему: "усыновили ребёнка, а он оказался чудовищем". Здесь собрана информация которая полностью раскрывает тематику и позволяет сделать правильные выводы.

Усыновили ребёнка, а он оказался чудовищем

Я не могу иметь детей, поэтому мы с мужем решились на усыновление. Это долгий процесс, приходилось даже ходить на специальные курсы, но какое же мы испытали счастье, когда взяли нашего ребёнка из детского дома. Правда, счастье это длилось недолго.

Мы не хотели брать слишком маленького ребёнка, так как уже сами немолоды. Нашему сыну было пять лет, когда мы его забрали. Сначала он вёл себя тихо, отстранённо, почти не покидал свою комнату. Мы пытались разговаривать с ним, играть, но он закрывался от нас.

[1]

Но потом он начал безобразничать. Портил вещи мужа, пачкая их едой, кидался в нас разными предметами и смеялся, мог носиться по квартире и орать. А в магазин с ним просто невозможно было ходить. Я понимаю, что таких детей полезно даже немного побаловать, ведь они многого были лишены, но в пределах разумного. Он постоянно что-то просил, а если не получал, то начинал истерику на весь магазин, а дома мог даже обозвать нас.

Муж пытался поговорить с ним, но тот принципиально не желал ничего слушать. Ребёнок просто не поддаётся какому-либо контролю и воспитанию. Мы хотели себе спокойную семейную жизнь, но с этим проблемным ребёнка нам, видимо, не видать её.

Мы с мужем серьёзно подумываем о том, чтобы вернуть его в детдом. Мы в отчаянии.

Может, вы сможете нам что-нибудь подсказать? Может, всё-таки есть способ наладить с ним контакт?

No related posts.

Стадии расставания у мужчин, психология расставания

Автор: bloodkot · Published 11.05.2019 · Last modified 07.05.2019

3 способа, как расположить к себе человека

Автор: Kearby · Published 21.08.2019

Что сделать назло бывшему

Автор: Kearby · Published 20.07.2019

Срочно верните ребёнка, сколько примеров трагедий!

Просить,требовать.бегать.закаты-вать истерики в случае отказа это обычное детское поведение.Договориться с ребенком которому 5 лет сложно,тем более что он пока для Вас чужой.О какой спокойной семейной жизни Вы говорите,взяв на себя ответственность воспитывать ребенка?Забудьте о спокойной жизни)) Дети это счастье,но порой очень шумное и вредное))У вас идеалистические представления о детях.Сходите к психологу,покажите ребенка поговорте.По моему Вы не имеете ни малейшего представления о детях и их поведении .Тем более ребенок с непростой судьбой.

А вы разве не знаете, что вернув его, вы нанесёт ему непоправимую травму? Сколько примеров, когда такие дети после такого возврата вообще перестают верить и доверять взрослым!… Возможно, его уже возвращали, но в любом случае, однажды его предали — отдали в детдом. А вы хотите разодрать старую рану и щедро посыпать её солью… Разумный шаг — сходить с ним к психологу, специализирующемуся на таких детях.

думать не только себе, но о ребёнке. Когда вы решились на усыновление, вы думали о том какие ВЫ будете родители, как ВАМ хочется ребёнка, как ВЫ будете о нём заботится, но не о ребёнке… Как ему будет тяжело, как ребёнок будет учиться доверять, как он будет вас проверять. Не будьте эгоистами, если уж вы решились на такой ответственный шаг, то думайте сначала о ребёнке, а потом о себе. Ребёнка уже один раз предали, и он это знает, вы хотите его предать ещё раз. А потом взрослые удивляются, почему дети злые и неуправляемые? Скорее всего, потому что взрослые эгоистичны и жестоки!

К сожалению, Ваша ситуация не единична. Подруга моей мамы с мужем усыновили последовательно двоих детей. Мальчику было 6 месяцев, спустя время взяли трезлетнюю девочку. И если парень был нормальный, до девочка их чуть не свела в могилу! Да, они ее не вернули, но в итоге она какой росла — такой и выросла и мамина подруга сошла с ума, а ее муж умер от инфаркта. Я не верю в воспитание, но верю в наследственность, в гены, которые совсем не ваши и могут быть абсолютно несовместимыми с Вами. Знаете, я бы такого ребеночка вернула! И очень вам советую это сделать, помня историю маминой подруги! Тут пишут, что этим вы нанесете травму ребенку. Не слушайте таких доброхотов! Он и так, судя по всему, травмированный на всю голову и на всю жизнь, а дополнительной травмой для него как раз и стало усыновление. Верните всё на свои места, у каждого своя судьба! И если с ней бороться — ни к чему хорошему ни для одного участника ситуации это не приведет. В том числе и для этого ребенка.

Очень странно хотеть тихую спокойную жизнь и взять для этого пятилетнего ребёнка.

У меня дети тоже бегают шумят дерутся кричат хулиганять…. Это нормальное состояние маленьких детей и ничего ужасного в этом нет, сходите на детскую площадку и увидите какие там дети бегают.

Описанное Вами поведение пятилетнего ребенка — это практически норма. Это сложный и кризисный возраст. Читала истории о том, как усыновленные дети более старшего возраста справляют свои дела на кровати и диваны в квартире, делая это совершенно сознательно — вот это ненормально! А орущая пятилетка, бегающая по квартире, устраивающая истерики в магазине — это, повторюсь, нормально)) У меня дочка, 5 лет, такая же «шилопопа», которая постоянно проверяет границы дозволенного. Такое ощущение, что Вы сами не готовы к неудобствам, которые приносят в нашу жизнь даже самые любимые и родные при этом дети. А у Вас получилось, что и чужой и неудобный, выбивший Вас из привычного ритма жизни. Вы уж простите за прямоту, но это мое мнение: если он сейчас так Вас расстраивает своим практически обычным детским поведением, то дальше будет только хуже, верните, чем раньше, тем лучше. А если готовы бороться — бегом к психологу. Только не к детскому, а для больших дядей и тетей)) Если специалист не выявит у вас с мужем того, о чем я говорю, то уже к детскому… Это, повторюсь, если готовы побороться🤷‍♀️

Читайте так же:  Сердечный приступ или гормон паники как отличить

Мы-то думали он будет стихи декламировать и на скрипке играть, а он обычный нормальный ребенок. Вот ведь шок.

Обратитесь к детскому неврологу. Возможно, надо подкорректировать питание ребенка, количество нагрузок и отдыха. Даже родные относительно здоровые дети иногда капризничают из-за переутомления или болезней, потому что нервная система выведена из равновесия. А что уж говорить о тех, в чьей жизни было много стрессов. За состоянием нервной системы надо следить, вовремя давать отдых и подлечивать, чтобы не доходило до тяжелых стадий и не хронизировалось.

ремня ему хорошенько должно помочь и пусть орет хоть усрется

Сколько бы вы не ходили по психологам,они будут всегда на стороне ребенка и всегда любое поведение ребенка будут засчитывать в его пользу. Мы также боролись два года,все советы психологов выполняли и жалели и любить пытались. Не смогли. Не выдержали,а собственно почему мы должны терпеть и бояться осуждения. Ваша жизнь и время дороже.

Неудачное усыновление – лучше избежать, чем пережить

Священник Константин Камышанов

[2]

Я недавно слышал историю про то, как уже немолодая семья французского атташе из Петербурга взяла на воспитание ребенка с синдромом Дауна. Они довольно обеспеченные люди. Их дети выросли и также вполне успешны. Когда их спросили, почему они взяли русского и больного ребенка, то они ответили, что инвалиду требуется больше любви.

То есть они сознательно не искали легких путей. Они совершенно ясно представили себе этот подвиг любви на склоне лет. Им захотелось конец своих дней провести в сугубых трудах по уходу за тяжелобольным человеком. Они выбрали ношу, какой у них не было всю жизнь. Им хотелось бы предстать перед Христом счастливыми тружениками.

Мы часто слышим, что в приемных семьях что-то происходит странное, и приемные родители, добровольно принявшие детей на воспитание, конфликтуют с ребенком, вплоть до истерик, криминала и отказа от усыновления. Почему так происходит?

Те, кто занимается волонтерством, прекрасно знают, что это – совершенно неблагодарная работа. Что это служение – меньше всего сладкие восторги и сентиментальные истории о благородстве.

В детских домах, в больницах, приютах их подозревают в том, что они воруют помощь. Те, кому они помогают, часто наглеют и требуют к себе неадекватного внимания и несоразмерной помощи. Часто та помощь, которую они оказывают людям, находящимся в крайнем положении, кажется этим несчастным унизительной, потому что предложена не в лучших мировых торговых брендах.

А часто это служение просто опасно. И плюс к этому существует ревность тех людей, которые ничем никому и никогда не помогают. Посмотрите на лицо волонтера, который давно занимается своим любимым делом, и вы увидите лицо усталого трудяги, у которого в душе, кажется, нет ни одного живого нерва.

Но эти же лица очень легко начинают светиться, когда сами видят чью-то жертвенность. Из этого видно, что милосердие – это тяжелый труд, призом которого бывает благодать, о которой знает только сердце волонтера. А чем руководствуются усыновители?

Часто поводом к приему детей у бездетных родителей является неутоленная тоска по домашнему счастью или желание продолжить род. Счастье заманчиво. Если смотреть на чужих детей и на чужое счастье, то может сложиться ложное впечатление, что детство – это сплошные поцелусики и умильные сценки.

Часто люди, которые собрались усыновить чужого ребенка, ждут от него, что он, как подзаборная собачонка, будет всю жизнь им несказанно благодарен и станет есть все то, что предложат. И тогда счастье будет вечным. В этой мотивации присутствует какая-то скрытая форма желания чувствовать свою святость и насладиться своим благородством. Человек в этом случае подсознательно ищет актера для своего личного ролевого театра. Не тут-то было.

Дети в детских домах быстро взрослеют и умеют бороться за свою жизнь и права. У них невероятный ресурс живучести, воспитанный суровой средой. А у родителей вместо подобного мотора с годами скапливается некоторая усталость от нескладной жизни. Уже пятилетний малыш может оказаться морально устойчивей и сильнее, чем приемные родители.

Приемные родители уверены, что оказывают ему невероятную милость, взяв его из детдома. А у детей часто складывается впечатление, что они – эти приемные родители, взяв его из детдома, должны ему по жизни то, что ему не додали в приюте.

Новые папа и мама должны обеспечить его, непонятно почему, бОльшим комфортом, лучше ему услужить и вкуснее кормить, чем в детдоме. Ребенок, не наученный любить, смотрит на таких родителей даже с некоторым превосходством – в силу того, что, как ему кажется, ему все должны по жизни, потому что он РЕБЕНОК ИЗ ДЕТДОМА.

И дома начинается вместо идиллии – борьба за первенство и свободу. Родители брали ребенка и мечтали тискать его и учить, а он мечтал получить от них то, что запрещали в детдоме, и не понимает мотивации любящих родителей. Родительская любовь кажется ему раздражающей блажью взрослых, немного глуповатых людей.

Многим таким детям вообще непонятна любовь. Они с ней прежде не сталкивались. Можно представить себе шок приемных родителей, когда приемыш ведет себя в доме не как герой их мечты, а как машина потребления и зловредный самолюбивый варвар. Получается, что не они вписали ребенка в программу своего счастья, а он позволил им быть своим приложением. И нередко вместо любящего ребенка в доме оказывается пожиратель жизни и радости.

Читайте так же:  Психологическое консультирование этапы, виды, техники

На этом обжигается значительная часть опекунов. Такая обстановка может довести родителей до истерики и неуправляемых ситуаций быстрее, чем ребенка. У них исчезает смысл жизни, и обратного пути нет. У малыша есть шанс вернуться назад, а у родителей одна жизнь – и второй не будет. И надо понимать, что финал жизни опекунов может быть совершенно не такой, как в мечтах.

Проблема приемных детей настолько сложна и драматична, что в Америке существуют специальные курсы по подготовке опекунов, где опытные психологи предупреждают будущих пап и мам о возможных подводных камнях и катастрофах. Многие, пройдя курсы, отказываются от решения принять в семью чужого ребенка.

У нас это пущено на самотек, к сожалению. Родители приходят в детдом, сердце умиляется и упивается собственным благородством, и заявители… делают одолжение стране, детдому и малышу. Как им кажется. И часто ошибаются и в чувствах, и в реальном видении предмета.

Приемный ребенок в разы сложнее своего. Вам придется столкнуться с годами длящимся недоверием и обидным ожиданием подвоха. Вас будет ранить ревность и труднопереносимая вами тоска малыша по мифической маме. Вам будет непонятна затаенная враждебность к тем, кто обошелся с ним, как с вещью. Одни отдали, другие взяли.

У детей часто возникают очень обидные для новых родителей подозрения, что их взяли ради денежного пособия, и они начинают требовать свою часть из этого пособия в той или иной форме.

Но вот, французский атташе знал, на что идет. И его кредо изложено кратко и очень точно:

– Этому ребенку нужно больше любви.

А любовь, сказал апостол Павел, такова:

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Главное. «Не ищет своего». Ведь, когда берут сироту, часто именно ищут своего: своей упокоенной старости, своих чувств, своей мечты и раболепной благодарности. В этом ошибка. Все это непременно должно быть, но не как цель, а как следствие меньшего внимания к себе, меньшей зацикленности на себе, меньшего удобства и, вообще, уменьшения себя. Непрерывное и пристальное внимание к себе, сосредоточенность на своих чувствах – вещи противоположные счастью.

Многие люди не умеют любить. Им кажется, что любить – это любить себя и позволять другим любить себя. Но волонтеры и этот удивительный и прекрасный француз-христианин знают, что это не так. Они знают, что любовь – это не столько принимать удовольствие, но в большей степени жертва. Ребенок, особенно чужой, это крест. И если бездетные супруги не знают, что означают слова Христа « иго Мое легко», то им будет очень и очень непросто пожать плоды своих трудов.

Дети, взятые из приютов, кажутся на первый взгляд умильными созданиями, скучающими по нежности. Но в виду уже одного нахождения детей в неестественной для них среде, они часто травмированы психически. Тем более, что сложившаяся атмосфера детдомов не всегда управляется педагогами и развивается по внутренним законам, близким к дедовщине или стае.

Прежде, чем взять ребенка, нужно сто раз подумать, а готов ли ты свою жизнь и душу принести в жертву? Уверен ли ты, что у тебя хватит сил? А когда сил не хватает, то умеешь ли ты брать недостающую силу духа у Христа? Если нет однозначных ответов, то лучше воздержаться от усыновления. Романтика в этих трудах, особенно на первых порах, будет редким призом.

Идеально, если перед таким важным шагом есть возможность посоветоваться с духовником и детским психологом. Наобум бросаться в омут очень опасно. Многие родители своих-то детей едва переносят, а тут двойная нагрузка.

Никто не гарантирован от ошибки. Люди ошибаются в себе, в супруге, в своих детях, в друзьях, призвании и мнениях. Если все-таки вам стало ясно, что вашей любви не хватает для того, чтобы отогреть оледеневшие сердце маленького затравленного человечка, то лучше вернуть ситуацию в исходное положение. Так будет честнее и благородней. Жить как змеи, целующиеся в банке, не стоит.

И, опять же, лучше кризис, если он случился, оценивать вместе со своим священником и психологом-куратором. Вас за это никто не осудит. Как это ни печально, но иногда бывают разводы, которые лучше бесчинного сожительства двух врагов. Случается, что священники слагают с себя крест, а иноки уходят из обителей. Бывает, что дети не хотят общаться с родителями. Все бывает. Но надо честно признаться себе в том, что не хватило сил, и ты признал поражение. Это лучше, чем лицемерное существование с человеком, которого ты ненавидишь.

Как сказал один из отцов Церкви: «Семья – это один из способов достижения Царства небесного». Принимая в дом чужого малыша, мы должны понимать этот поступок не только как решение своих проблем, но и как дело, угодное Богу, за которым Он следит вместе с нами.

Дети – не Марь Иванны, и не Александра Петровича, они Божии. Ребенок, даже собственный, – не наш. Он Божий. И мы все – дети Бога. И нам их дают не насовсем, а подержать, воспитать и не испортить.

Все дети уже при рождении замышляются Богом на свою Божию работу. И мы не должны мешать Господу вести их своим путем. И если мы видим, что разрушаем себя и ребенка, врученного нам людьми и Богом, то меньшим злом будет вернуть его.

Читайте так же:  Что главное в отношениях

А если душа болит за невольный грех неудачного усыновления, есть более легкие и посильные добродетели, искупляющие его. Можно сдавать кровь. Можно помогать беженцам. Можно хотя бы иногда принимать участие в акциях волонтеров.

И главное, что всегда можно найти любовь рядом с теми, с кем мы ежедневно бываем рядом. Бог приемлет и эту малую жертву. Как написано в Огласительном послании Иоанна Златоуста, читаемого на Пасху:

Аще кто благочестив и боголюбив, да насладится сего добраго и светлаго торжества.

Аще кто раб благоразумный, да внидет радуяся в радость Господа своего.

Аще кто потрудился постяся, да восприимет ныне динарий.

Аще кто от первого часа делал есть, да приимет днесь праведный долг.

Аще кто по третием часе прииде, благодаря да празднует.

Аще кто по шестом часе достиже, ничтоже да сумнится, ибо ничимже отщетевается.

Аще кто лишися и девятаго часа, да приступит, ничтоже сумняся, ничтоже бояся.

Аще кто точию достиже и во единонадесятый час, да не устрашится замедления:

Любочестив бо сый Владыка, приемлет последняго яко и перваго: упокоевает в единонадесятый час пришедшаго, якоже делавшаго от перваго часа.

И последняго милует, и первому угождает, и оному дает, и сему дарствует.

И дела приемлет, и предложение хвалит.

Обратим на эти слова, исполненные умилительного чувства благодарности Бога(!) к нам:

И последняго милует, и первому угождает, и оному дает, и сему дарствует.

И дела приемлет, и предложение хвалит.

И дела приемлет, и предложение хвалит.

Даже ваша неудачная попытка стать ближе к Богу и людям, будет иметь ценность в Его глазах.

Преступления «Там в детской все стены были забрызганы кровью». Приемные родители взяли детей-инвалидов ради денежных пособий, а потом их жестоко убили

Жестокая драма произошла в маленьком кузбасском городке Мыски, а точнее, в поселке Подобас, который расположен неподалеку. Семья взяла на воспитание детей-инвалидов из интерната, а затем их убила. О подробностях этой истории, которая потрясла недавно всю страну, рассказала «КП». Троих сирот сразу — двух мальчиков и одну девочку — взяла под опеку семья Евгения и Елены Крайновых из кузбасского поселка Подобас. Их ставили в пример как идеальных опекунов: у них у самих было две девочки и еще они взяли из интерната троих детей с пороками развития.

kp.ru kp.ru panoramio.com kp.ru

11.01.2017

Я не могу иметь детей, поэтому мы с мужем решились на усыновление. Это долгий процесс, приходилось даже ходить на специальные курсы, но какое же мы испытали счастье, когда взяли нашего ребёнка из детского дома. Правда, счастье это длилось недолго.

Мы не хотели брать слишком маленького ребёнка, так как уже сами немолоды. Нашему сыну было пять лет, когда мы его забрали. Сначала он вёл себя тихо, отстранённо, почти не покидал свою комнату. Мы пытались разговаривать с ним, играть, но он закрывался от нас.

Но потом он начал безобразничать. Портил вещи мужа, пачкая их едой, кидался в нас разными предметами и смеялся, мог носиться по квартире и орать. А в магазин с ним просто невозможно было ходить. Я понимаю, что таких детей полезно даже немного побаловать, ведь они многого были лишены, но в пределах разумного. Он постоянно что-то просил, а если не получал, то начинал истерику на весь магазин, а дома мог даже обозвать нас.

Муж пытался поговорить с ним, но тот принципиально не желал ничего слушать. Ребёнок просто не поддаётся какому-либо контролю и воспитанию. Мы хотели себе спокойную семейную жизнь, но с этим проблемным ребёнка нам, видимо, не видать её.

Мы с мужем серьёзно подумываем о том, чтобы вернуть его в детдом. Мы в отчаянии.

Может, вы сможете нам что-нибудь подсказать? Может, всё-таки есть способ наладить с ним контакт?

Они решила усыновить мальчика, но у него была сестричка… Семья взяла двойню и это оказался самый печальный опыт в их жизни…

Э ллисон и Джош Льюис были похожи на любую другую счастливую пару. Они встретились в Сэмфордском университете, когда посещали одни и те же занятия по изучению Библии. Поженившись в 2000 году, они вернулись в Алабаму.

Они планировали свое будущее и, когда говорили о детях, то не предполагали, что у них будет больше трех детей. Два или три — это оптимально. Но как там говорится? Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Их план был уже выполнен, у них было трое детей: Эбби, Джек и Изабель. Именно тогда они почувствовали в себе силы и желание усыновить ребенка. В 2011 году они взяли Мика из Эфиопии, а вскоре после этого… у них родилась Юлия.

Итак, план перевыполнен, — скажете вы. Но семья чувствовала в себе еще больше сил, чтобы любить всех своих детей. И чужих тоже. Они хотели стать выбором для женщин, которые находятся на распутье: рожать или сделать аборт. Итак, они подали документы на ещё одно усыновление.

30 октября в день рождения Эллисон телефон зазвонил. Это их адвокат звонил с радостной вестью: в Северной Каролине есть малыш, которого можно усыновить. Родители не знали пол ребенка, поэтому по дороге за новым членом семьи они придумали имена. Сэм — для мальчика, Ева — для девочки.

В дороге внезапно позвонил адвокат и спросил у Эллисон, кто ведет машину. Удостоверившись, что за рулем супруг, адвокат пояснила, что домой они вернутся с двойней — девочкой и мальчиком. У родителей отвисла челюсть. «Но это ещё не всё, — добавила она, — девочка, вторая из двойни, родилась с гидроцефалией — серьезными повреждениями мозга, врачи вообще не знали, что она выживет, а теперь они не дают никаких надежд на её жизнь. В общем, они не знают, сколько ей осталось… Поэтому мы поймем, если вы откажетесь».

Читайте так же:  Топ-7 фильмов для поднятия настроения, когда грустно и одиноко

Но Эллисон и Джош были уже в пути. И не только в материальном смысле. «Она — наша дочь», — уверенно ответили они.

К сожалению, некоторое время Еве необходимо было оставаться в больнице, потому что транспортировка была для неё опасна, но все члены семьи ждали, когда она присоединится к ним. Директор больницы услышал историю о Еве и выделил специальный транспорт, чтобы безопасно перевести малышку в её новый дом. Её братик скучал по ней больше всех остальных.

Полгода эта малышка радовалась жизни в любящей семье…

К сожалению, её вскоре не стало. Эллисон и Джош молятся за свою Еву, и говорят, что это был очень полезный и грустный опыт, который научил их многому, в том числе и страдать.

Они не могли иметь детей и они решили усыновить ребенка. Их ждал тройной сюрприз, а потом еще один подарок!

С ара и Энди Джастис познакомились в университете и с тех пор не разлучались. Сначала они долго встречались, а затем поженились. Совместную жизнь печалило одно событие — за три с половиной года брака они так и не смогли завести детей.

Врачи сказали, что Сара может забеременеть, но только с помощью экстракорпорального оплодотворения. Процедура обошлась бы паре от 30 до 60 тысяч долларов, плюс вероятность, что Сара забеременеет, составила бы всего 10%.

Было принято решение отказаться от ЭКО и решиться на усыновление. Сара и Энди нашли беременную женщину, которая не собиралась растить ребенка, а хотела отдать его в детдом сразу после рождения. Супруги договорились об усыновлении. Какого же было удивление Сары и Энди, когда они узнали после очередного УЗИ беременной женщины, что детей будет аж целых три! Вот это была новость.

Супруги решили, что станут родителями тройняшек, ведь они так хотели детей. Раньше у них не было ни одного, а теперь будет сразу трое — мальчик и две девочки.

Спустя неделю Сару и Энди ждал абсолютно неожиданный сюрприз. Сара узнала, что беременна.

Пара, которая еще недавно почти отчаялась завести детей, теперь воспитывала целых пять!

Разумеется, это большая ответственность и немалый труд. Воспитывать пятерых совсем непросто (одних подгузников нужно по 40–50 штук к день), Сара и Энди постоянно не досыпают, но чувствуют себя невероятно счастливыми.

Вот такая удивительная история произошла с этими людьми, которая доказывает, что никогда не следует отчаиваться и опускать руки.

Почему югорчане возвращают приемных детей обратно в детдома

Почему «приёмышей» возвращают в детдома?

В Югре более трёхсот детей мечтает оказаться в семье. Службы опеки настаивают: усыновление – одна из наилучших форм семейного устройства ребёнка, процедуру даже облегчили законодательно. Но то и дело новоиспечённые родители возвращают сыночков и дочек обратно в детские дома.

Без любви и хлеба

Александр – обычный двенадцатилетний подросток. Успешно учится в кадетском классе, ходит в кружок моделирования, по вечерам у него – репетиции в группе народного танца. Только вот взгляд у мальчишки недетский.

Саше не повезло с самого рождения. В ласке, защите и заботе ему отказали самые близкие люди – родители. В детском доме малыш прожил год, потом его усыновили «добрые люди». Доброты их хватило на три года. Отчим ушёл из семьи, а мачеха спилась в считанные месяцы. Мальчик недоедал. Суд лишил прав приёмных родителей, и Саша снова оказался в детском доме.

Скоро у него вновь появилась надежда – ребёнка приютила православная семья. Его записали в воскресную школу, заставляли выдерживать посты. Недолюбленный и недокормленный Сашка начал подворовывать. То конфеты в магазине возьмёт, то кусочек колбасы в кармане спрячет. В школе о мальчике пошла дурная слава. Через пять лет приёмные родители не выдержали и отдали «невыносимого» ребёнка обратно в детдом. После этого с Сашей не могли уже справиться ни учителя, ни воспитатели.

Но судьба дала мальчику ещё один шанс. Его взяла на воспитание многодетная семья. Кроме Саши, там ещё семеро приёмных детей. «Когда несколько раз нашла у сына чужие вещи – испугалась. Потом посмотрела в его глаза и поняла – нет, не станет он вором, вместе с проблемой справимся, – рассказывает «новая мама». – Мы договорились с Сашей, что он – глава семейства и отвечает за всех. А для того, чтобы детей кормить и одевать, нужно работать. Его работа – школа. Секции – подработка. Насколько хорошо учится – настолько хорошо питаются дети. Так и живём: играем и растём. Уже два года проблем нет».

В нашем регионе – 2300 семей, усыновивших детей. В 2013 г. маму и папу обрели 550 детей, но 73 вернулись в детдома: в восемнадцати случаях приёмные родители и опекуны плохо выполняли свои обязанности, детей пришлось забрать; 54 ребёнка взрослые вернули по собственной инициативе; одного органы опеки просто спасли от жестокого обращения приёмных родителей. И это не единственный случай.

Год назад в Кондинском р-не мать закрыла приёмного ребёнка в хорошо протопленной бане. Здоровье у шестилетней девочки было слабое, она погибла. Недавно суд вынес женщине приговор – четыре года. Условно. В суде говорили: медработник детского сада неоднократно замечал на теле ребёнка следы побоев. «Создаётся ощущение, что в погоне за усыновителями органы опеки готовы отдать детей кому угодно, лишь бы план выполнить. В округе с 2011 по 2013 год из замещающих семей вернули в детдома 190 детей. Каждое такое возвращение – рубец на сердце ребёнка», – говорит психолог Дмитрий Вознесенский.

Читайте так же:  Потеря памяти

По общероссийской статистике, из ста усыновлённых детей по разным причинам в детские дома возвращают двоих.

Деньги ни при чём

Тюменцевы считают, что в семье должны царить любовь и радость. Старшая дочь, Катя, – уже студентка и живёт в Тюмени. 12 лет назад в семье появилась вторая дочка – Карина. Её, годовалую малышку, Андрею и Светлане «отдала» родственница. Поначалу несовершеннолетняя мамочка просила Тюменцевых присмотреть за девочкой, оставляла на время, а потом навсегда. «Она приехала, написала отказную – и всё. Вызвали бабушку Карины, предложили забрать девочку. Бабушка сказала – нет, была бы она постарше, мы бы взяли. И мы оставили Карину у себя», – рассказывает Андрей Тюменцев, глава семьи.

О том, что ребёнка можно отдать в детский дом, даже не думали. Именно Андрей и Светлана услышали первые слова Карины, с ними она сделала первые шаги, их стала называть папой и мамой. Сначала не говорили дочке, что она приёмная, чтобы не расстраивать, только скрыть это сложно – фамилия у Карины другая. «Лет пять ей было, – рассказывает Светлана Тюменцева. – Выхожу на улицу, смотрю – идёт, плачет. Я к ней – что случилось? А она: – «Мама, я же вам не родная!» Да как же не родная, кровиночка ты наша. ». Странно, но некоторые односельчане пытаются уличить Тюменцевых в том, что из корыстных побуждений взяли они в дом приёмного ребёнка. Мол, дотации государство за воспитание чужих детей выплачивает. Только Светлана и Андрей на эти разговоры внимания не обращали – взяли ещё одного малыша.

«Мы пришли в детский дом, и его как раз выводят. Год и девять месяцев тогда было. Он ко мне на руки забрался, целует – мама, мама приехала», – вспоминает Светлана. Так и живут все вместе. Воспитывают малышей на личном примере и уверены, что никакие дотации не помогут, если у родителей нет любви к детям и терпения. А люди – они всегда чем-то недовольны.

Плохие гены?

Татьяна Полуянова, усыновитель и опекун, организатор общественной организации опекунов и усыновителей в Югре:

– Многие усыновители, чтобы хоть как-то оправдать возврат ребёнка, говорят: у него плохие гены, наследственность. Я с этим не согласна. Всё закладывается в детстве, и многое можно исправить, отдавая ребёнку больше внимания и направляя его в нужное русло. У меня девять усыновлённых и взятых под опеку детей. И все они молодцы. Да, они особенные – им надо больше любви, – но они открытые и добрые. Я не представляю, как это возможно: взять ребёнка и через некоторое время вернуть назад, как игрушку, вдруг осознав свою несостоятельность как родителя. Об этом надо думать до того, как взял ребёнка. Впрочем, не все это способны понять. По-моему, надо жёстче вести отбор родителей и опекунов. Сейчас в органах опеки с кандидатами проводятся слабые занятия, от психологической поддержки тоже толку мало.

Если говорить о моём способе воспитания – я «деспот» в отношении к своим ребятам. Но справедливый. Мои дети занимаются всем, чем им интересно, – английским, танцами, музыкой. Хорошо, что такую возможность даёт государство. Не все обычные семьи могут себе такое позволить – очень дорого. Всё, чему я учу детей, может пригодиться в жизни. Кому-то может показаться, что им тяжело с такой нагрузкой, но я знаю, что мои дети могут всё, и говорю об этом с гордостью.

Для меня главное – результат. Постепенно, потихоньку озлобленные, задавленные системой дети приходят в себя. И эти результаты дают мне надежду – в правильном направлении идём!

Александр Горьковой, психолог:

– Родители отдают ребёнка в детский дом. По-человечески понятно, что это самое страшное предательство, с которым можно столкнуться в жизни. Для ребёнка это рана, которая кровоточит всю жизнь. Но всё в жизни можно изменить. А лучшее лекарство – любовь. Её не бывает слишком много. Только любить надо грамотно. Очень рекомендую всем посмотреть фильмы: «Дочки-матери», «Итальянец» – это правильные фильмы о любви. Полезно посмотреть и «Цирк баттерфляй» – про Ника Вуйчича.

Саше могу сказать только одно: у него удивительная судьба. Знакомство с нею – проверка нас, взрослых, на человечность. Есть родители, для которых чужих детей не бывает. А есть те, для которых свои становятся чужими. Жёстче, намного жёстче должен быть контроль. Будущим опекунам или приёмным родителям обязательно нужно проходить тесты на родительство: готовы ли они с психологической точки зрения, можно ли им доверять ребёнка? Ведь есть прекрасные люди, отличные специалисты, которые родителями быть просто не способны.

Лидия Гневашева, нач. отдела по вопросам устройства сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Департамента социального развития Югры:

– Усыновление – это приоритетная форма устройства детей-сирот. При других вариантах возможен возврат ребёнка в кровные семьи, если родителей восстанавливают в правах. Усыновлённый и усыновитель становятся полноценной семьёй. Эти отношения никто не может нарушить. Югра – один из немногих субъектов России, где для усыновителей предусмотрены ежемесячные выплаты. Сумма – такая же, как и на содержание детей в опекаемых и приёмных семьях. Закон смягчил требования к усыновителям – отменены справки о соответствии жилого помещения санитарно-эпидемиологическим нормам. Введено правило: если опекун принимает решение усыновить опекаемого ребёнка, то он может сделать это без предъявления каких-либо дополнительных документов. Достаточно заявления.

Усыновили ребёнка, а он оказался чудовищем
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here